Среда, Июнь 20, 2018
   
Text Size
новые флеш игры.

Окс: чудо жизни.

Категория: Правдивые истории

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Шаблоны Joomla здесь.

ОКС: ЧУДО ЖИЗНИ.

Фильм о восстановлении Оськи можно посмотреть здесь.

1

     Когда детям моего Аяра исполнился месяц, я приехала в село, чтоб выбрать алиментного щенка. Надеялась, что посидит он под мамкой хотя бы ещё пару недель: в деревне, в хозяйстве мясника, найдётся корм для щенули. Но, увидев совсем некрупных малышей, и узнав, что их до сих пор не подкармливали, глистов гоняли всего один раз, прививать не собираются, что живут они на бетоне, я решила немедленно забрать «своего». Выбрав из пяти крапчатых щенков самого плосколобого и самого крапчатого, посоветовала хозяину суки начать их, наконец-то, кормить. А чёрно-белому, наиболее похожему окрасом на отца, отрезать прибылые пальцы.

     Уши и хвосты у щенов были порезаны коряво (сельскому ветврачу не хватает практики обрезаний). И как бедолаге будут резать в месячном возрасте пальцы – я не задумывалась. О чём теперь сожалею.

      Серый Алтай рос быстро, оказался чистоплотным и крайне самостоятельным и независимым умнягой. Суку и ещё двух кобелей Виктор продал. Чёрно-белого оставил себе. Кличку придумал заранее, т.к. давно мечтал о крупном и злобном кобеле. Но маленький Айбар оказался плохим едоком и независимым упрямцем. Хозяин злился, что щенок мало ест – значит, не вырастет таким большим, как хотелось бы. Воспитание маленького азиатика заключалось в паре попыток потаскать его по двору на поводке и в нескольких пинках, чтоб не лез под руки пьяному владельцу. Когда Витя звонил мне с рассказами о том, как «тягав його по двору на нашийныку», совесть покалывала: выкупить бы у него этого щенка: не сможет он его довести до ума. Но трезвый рассудок заглушал уколы совести: это ж азиат, выживет! Да и суку Витя  как-то вырастил, не угробил. Тем более, мне позванивает, консультируется. Обойдётся!

        Ох, сколько ж раз я себя впоследствии ругала за неспособность прислушаться к внутреннему голосу! Ну что сделано – того не вернёшь.

       Когда щенку исполнилось три с половиной месяца, Витя пожаловался, что щен какой-то вялый. Я проехала 100 км, чтоб глянуть на малыша. Выглядел он, действительно, задумчивым, с мутным, «прикумаренным» взглядом исподлобья. Но – рослый, костистый, головастый, хоть и худенький. На больного не тянул. Просто «занехаянный» щенок, попавший в нелучшие условия выращивания. Но и в гораздо худших условиях росли щенки – и вырастали отличными собаками. А мне его девать было некуда. И я, надавав советов, с неспокойной совестью уехала. Потом не один месяц я вспоминала нашу встречу с трёхмесячным Айбаром – ну почему я отмахнулась тогда от него?
          В начале ноября Виктор позвонил с новостью: Айбар «впав на ноги». Сначала подволакивал задние, а спустя неделю рухнул полностью. Занятая по горло собственными делами и собаками, в очередной раз отмахнулась от несчастного щенка, отправив владельца к местному ветеринару. А ещё через месяц Виктор заявил, чтоб я приехала посмотреть щенка – если ничего поделать нельзя, то он вывезет его в поле и застрелит. Потому что наступает зима, а с приходом морозов щенок просто примёрзнет к полу, потому что оправляется под себя.

        К счастью, через неделю я ехала в то село со своим Аяром для участия в региональных соревнованиях по дрессировке собак. Нанимала микроавтобус «Газель», и, следовательно, появлялась возможность заскочить глянуть на щенка и забрать его в случае чего.

       Моя подруга Юлька, живущая с семьёй в другом селе, прослышав о больном щенке, сказала, что заберёт его. «Слишком интересные крови в нём. А нам лишний "азиат" не помешает. И не таких выхаживали. Только убедись, что у него не сломан позвоночник».

        В перерыве между жеребьёвкой и своим выходом я подъехала глянуть на Айбара. Ожидала увидеть нечто страшное. Но не настолько же!!!

      Среднего размера подлохмаченный чёрно-белый, очень-очень худенький щен лежал на правом боку, судорожно вытянув все четыре ноги, как кочерёжки. Когда я вошла в вольер, малыш поднял голову и посмотрел на меня очень ясными, совсем не мутными, любопытными глазами. И тут же со стуком уронил голову на бетонный пол.

       Рядом с его мордой располагалась картонка с остатками пшённой каши. Ел он, по-видимому, лёжа пластом, и собирал крошки каши с картонки, не поднимая головы. Как пил – не знаю. А вот ЧТО – знаю точно. Собственную мочу. Никто в деревне не будет держать по четверть часа мисочку с водой у морды безнадёжно больного щенка – никому это не нужно. Еды насыпать на картонку можно, а ждать, пока он, судорожно поднимая бессильную голову, сделает необходимое количество глотков – увольте.

      А вот лужи мочи могли подождать, пока он со скоростью улитки извернётся и доберётся до них. Потому-то в его вольере, несмотря на сырую погоду и месячное пребывание парализованной собаки, было сухо. Да и от кучек он умудрялся отползать, чтоб не лежать в нечистотах. Как??? Ведь у него был не просто паралич, а – спастический, с судорожно напряжёнными мышцами конечностей. Это ведомо только ему – маленькому страдальцу.

         Осмысленный взгляд нормального щенка и нежелание жить в дерьме наводили на мысль, что с головой у Айбара всё в порядке, что не всё потеряно. Я тщательно прощупала его позвоночник. Полуживой скелетик, а не щенок! Явных следов повреждения под пальцами не ощутила. Дальнейшее мог показать только рентген. Зубы – белые, крепкие, в смене согласно возрасту. Ноги – точно деревяшки, не сгибаются и не реагируют на щипки. Всё это очень загадочно, непонятно.

        Я смотрела на полудохлого "азиатика" и думала. Предстояло принять нелёгкое решение. Или навсегда избавить его от мучений – здесь и сейчас, чтоб не везли умирать в холодное осеннее поле. Или забрать в город – к квалифицированным специалистам, в заботу и тепло, вытащить с ледяного цементного пола – к жизни, полной беготни и щенячьих проказ. Но сумеет ли он восстановиться? Ведь не ясно, что за болезнь так его покорёжила. И никого нет рядом, кто бы подсказал, как правильно поступить. Только недоумевающий Витя и его безучастная жена.

     Я вспомнила, что уже неоднократно предавала этого несчастного щенка. И, отчасти, по моей вине с ним такое случилось. И на свет он появился тоже из-за моей прихоти. В конце концов, он – сын Аяра, внук Амги, "наша" кровь. И предать его ещё раз я уже не смогла.

        - Заберу его в город. Усыпить никогда не поздно. Пошли грузиться!

     И когда решение было принято, на душе стало легко и покойно, настал конец мучительным колебаниям: всё будет хорошо!

      Похоже, что и Виктору с женой сильно полегчало. Они помогли положить полутрупик на мешковину и погрузить в «Газель». В этом месте стоит сделать маленькую паузу и почтить добрым словом нашего водителя Олега. Он не спорил ни секунды, когда ему объяснили ситуацию и внесли грязное лохматое неподвижное «нечто» в салон его машины. Пока ехали до стадиона, «нечто» облегчилось и отползло от сделанной кучки. Пришлось мне убирать, но и тут Олег не издал ни звука протеста.

       Маленький Айбар покорно дождался окончания соревнований и уехал с нами в новую жизнь.

2

      По приезду в Донецк мы первым делом отправились в круглосуточную ветклинику.  Не премину помянуть добрым словом моего друга – кинолога Вову, который ездил с нами на соревнования в качестве зрителя, но не принимал участия в моём тяжёлом выборе, потому что остался смотреть выступления других участников. И тоже ни слова не возразил, когда был вынужден ехать в одном салоне с вонючим полутрупом. И по приезду в город, когда все разъехались по домам спать, он остался в клинике – помочь со щенком.

    Айбара взвесили. Пятимесячный "азиат" потянул аж на… 15 кг!!! Сделали рентген позвоночника. К счастью, повреждений не обнаружили.

      Но и поставить диагноз тоже не сумели. Прокапали 400 мл физраствора с глюкозой и витаминами. Пощипали пинцетом кожицу между пальцами на лапах, добившись едва заметного подтягивания напряжённой ноги – типа, «отдёргивания» в замедлении в 1000 раз. Назначили эссенциале внутривенно, пятидневный курс капельниц и отправили домой с катетером в вене.

     Молоденький дежурный ветврач недоумённо пожимал плечами: «Таких обычно усыпляют… Прогноз никто не сможет вам сказать. Даже если выживёт – нормальным он уже никогда не станет… Кому он нужен такой? Тут здоровых девать некуда»

      - Попробуем выжить, попробуем стать на ноги, - оптимистично заявила я, вызывая такси.

      Шофёр был несколько шокирован внешним видом «клиента», но без возражений поместил его в багажник.

      - Да я, - говорит, - знал, что  в ветклинику еду, но ТАКОГО увидеть не ожидал…

      Володя загрузил нас в такси и, наконец, отправился домой. А было, между прочим, уже около полуночи!

    Возле подъезда дожидалась мама, помогла вытянуть тело из багажника. При этом мы не удержали довольно-таки увесистого псинёнка (всё-таки – "азиат", даром, что тощий) и уронили на асфальт. Ударившись костлявой спиной о камни, щенок впервые за всё время вскрикнул – значит, болевая чувствительность есть. А то как-то подозрительно стоически он выдержал все манипуляции над собой!

         Увидав, ЧТО мы притащили, мой 15-летний сын Миша впал в истерику: "ЗАЧЕМ?! ЗАЧЕМ ОН ЗДЕСЬ???!"

       Под его причитания мы с мамой потащили вонючего Айбарку в ванную – отмывать от многонедельной грязи и нечистот. И тут надо сказать даже не слово, а изложить целую оду о маме – о её героическом отношении к прихотям собственных детей. Полностью не одобряя моё решение, она молча сцепила зубы и приехала помогать – купать и обустраивать практически дохлую и никому не нужную собаку. Наверно, мама понимала, что спасение живой души – хорошая прихоть, нужная, даже необходимая в воспитательных целях растущего внука.

       - Миша, твоя мама, являясь хозяйкой папы этого малыша, не может бросить погибать «своего» ребёнка. Мы должны быть в ответе за тех, кого пустили на свет. Нельзя их оставлять без внимания! Это – не по-человечески.

         Стараясь не замочить место с катетером, я в сорок седьмой раз намыливала грязнющую густую шерсть. Всё, что осталось в этом щенке роскошного – это великолепная шкура. Ноги его не сгибались, и мы переворачивали его так и сяк, словно вырезанного из фанерки. Намокшая, облепившая скелетик шерсть перестала маскировать шокирующе плоский вид собачки. Ширина талии пятимесячного "азиатика" составляла… 5см!!!

          Наконец, омовение окончено. Щенок перенесен ко мне в спальню на памперсную пелёнку, растёрт полотенцами и оставлен в покое в тепле и чистоте – впервые за последние пару месяцев. Я очень радовалась переменам в его жизни и не подозревала тогда, насколько же долог будет его путь к выздоровлению. Казалось, что вот – сейчас всё наладится, он просто сильно истощён и простужен холодным бетоном. Месяц-два – и щенок побежит. Обязательно и непременно!

3

       Ежедневно требовалось ставить больному капельницы – физраствор, глюкоза, витамины, эссенциале. Помимо прочего, препараты железа в уколах и общеукрепляющее – катозал. Обустроить капельницу и поставить помогал Влад, потому что поначалу мне трудно было научиться обращаться с катетером. Не помню уже, сколько ежедневных уколов я делала, но помню, что много. На бёдрах малыша ещё сохранились какие-то остатки мышц, но я всё равно всякий раз опасалась поцарапать ему иглой кость.

       Кушал он без особого аппетита, поначалу приходилось кормить с руки. Голову приподнять мог всего на несколько секунд, и потому глотал, уронив её на пол. Через некоторое время я начала ему руками поддерживать голову, и тогда он начал есть из миски, почти как нормальная собака.

        Интересно, что подошвы его лап были покрыты толстенным слоем кератизированной кожи - словно копыта. Потом я узнала, что этот гиперкератоз характерен в случае нарушения трофики нервной системы. И очень медленное, постепенное смягчение, рассасывание этих копыт служило мне индикатором, что процесс выздоровления всё-таки идёт. Сначала обретали нормальный вид подушечки на передних ногах, а последними, очень долго, практически все полгода, восстанавливались подушечки задних.

       В те дни в его судьбе приняло участие очень много людей – все мои друзья и знакомые проявляли сочувствие и старались хоть чем-нибудь помочь. Такая горячая поддержка придавала нам с собакевичем сил для борьбы с недугом.

      Но время шло. Положительная динамика была настолько малозаметна, что люди устали и постепенно всё меньше проявляли участия в его выздоровлении. Это и понятно – у всех своих забот полно. Остались мы в одиночестве бороться за светлое будущее.

       Со сменой жизненных условий и владельца решено было поменять и имя, чтоб ничто не напоминало о тяжёлом прошлом. Поскольку щенуля вёл барское существование – ничего не делал, а только спал, ел, пил в своё удовольствие, за ним убирали, о нём заботились, то в шутку я называла его Великим комбинатором, хорошо устроившимся в жизни. К тому же, в доме жил и мой кот Кис, что напоминало незабвенную надпись, оставленную Остапом Бендером на скале: «Киса и Ося здесь были». Посему само собой получилось, что к смешной усатой мордашке щенка приклеилось прозвище Ося, Оська.

         - И быть тебе Оськой, пока бегать не начнёшь! – назидательно делала внушения я маленькому «азиатику». – А тогда и получишь нормальное имя, полагающееся тебе по породной принадлежности.

     После курса витаминов и актовегина веты предлагали церебролизин и прозерин. А знакомый «человеческий» нейрохирург Александр Васильевич, взглянув на необычного пациента и его рентгеновские снимки, предположил опухоль в шейном отделе мозга. А потом оптимистично добавил, что, зная мою настырность, уверен: щенок обязательно выздоровеет. Только надо набраться терпения, ибо повреждения периферической нервной системы – полиневриты – восстанавливаются не раньше, чем через полгода. Если, конечно, это не опухоль, а что-то другое. И посоветовал, если денег не жалко, использовать курсами «Нуклео ЦМФ» - новейшее лекарство для восстановления разрушенных миелиновых оболочек нервных волокон.

      К лечению Оськи я подключила сотрудников кафедры фармакологии Донецкого медицинского университета им. Горького, где работала старшим лаборантом. Наибольшие интерес и участие проявил молодой аспирант кафедры, работающий по совместительству заведующим Донецким хосписом - Виталий Витальевич Фролков. Понятное дело, что ни причин повреждения нервной системы собаки, ни ясной схемы лечения никто не знал. Всё предстояло делать впервые. Экспериментально.

        Полагаю, что этот спортивный интерес «встанет – не встанет» постоянно поддерживал меня в тонусе, особенно когда я приходила в отчаяние от бесперспективности своей затеи. Недели сменяли друг друга, деньги на содержание и лечение никому не нужной собаки, казалось бы, утекали в бездонную дыру, состояние щенка улучшалось такими неприметными темпами, что я нередко задумывалась о собственной безмозглости. Чего стоило усыпить его тогда, а ещё лучше – вообще не забирать из деревни? Ну и фиг с ним, собакой больше – собакой меньше… А теперь уже и привязанность возникла к нему, и вроде, динамика положительная… Как тут усыпить?

        И ещё немалым стимулом для продолжения борьбы за оськину жизнь послужили фото и видео с приютских сайтов. Глядя на четвероногих жертв автокатастроф или человеческой жестокости, которых всем миром собирали буквально по частям, на их дальнейшее выздоровление и более-менее счастливую жизнь не только в приютах, но и у новых владельцев, я проникалась мыслью, что состояние Оськи - ещё не самое страшное, что может случиться с собакой. Что бывают ужасы пострашнее. И у этих ужасов бывает счастливое завершение. У нас ещё всё хорошо!

      Под чутким руководством Виталия Фролкова я постоянно давала нейромидин и гидазепам. Сложность состояла в том, что, с одной стороны, закрепощённые и напряжённые мышцы надо было расслаблять, а с другой стороны – неработающие мышцы заставлять сокращаться в нужном режиме, а для этого их стимулировать. Экспериментальным путём подбирались дозировки лекарств, частота их применения и результаты взаимодействия. Дело осложнялось тем, что гидазепам продавался только по рецептам, и стоило немалых трудов уговорить аптекаршу отпускать препарат просто так, убедить, что не себе, наркоманке, а собаке покупаю его. И только удостоверившись, что я регулярно отстёгиваю немаленькую сумму на комплекс «нейромидин - нуклео ЦМФ – гидазепам», провизорша тоже прониклась оськиной судьбой и с интересом выспрашивала, как продвигаются события.

4

      Шло время. Выпал снег, и мы с Мишей поздними вечерами, когда пустели улицы и никто не мог нас увидеть, выволакивали Оську в сугробы. Сопротивление снега вызывало у него рефлекторную реакцию перебирания лапами. И хотя внешне работа ног была практически незаметна, я считала, что это очень полезное упражнение для восстановления иннервации мышечных волокон. Своего рода лечебная физкультура: мозг посылает сигналы по нервам к мышцам – сокращаться и расслабляться. А если это и не получается пока – ничего страшного, всё равно тренировка и для нервной, и для мышечной системы.

        Сын, конечно, сердился и недовольно бухтел, таская за ошейник потяжелевшее тело щенка, но выполнял мои просьбы. А я хваталась за длинную шерсть на крупе, тем самым придерживая Оськин корпус в вертикальном положении, не давая ему заваливаться вправо-влево. Прогулявшись минут 5-10 по двору, мы заодно и вытирали о снег лапы и живот собаки.

     Кстати, первый месяц приходилось Оську купать через день и сушить феном, потому что, хоть и лежал он на памперсных салфетках, но моча подтекала под живот и пропитывала шерсть, которую пришлось коротко остричь. Но уже через один-два месяца он научился отползать, и мыть его приходилось всё реже. Постепенно состояние его улучшалось, и стало возможным понять, когда он собрался облегчиться. Если в этот момент приподнять его за загривок и шерсть на крупе, повернув на животик, то он начинал отливать в нормальном положении собаки, практически не пачкая себя.

          К концу зимы Оська уже умел самостоятельно переворачиваться на грудь, активно работать локтями и шеей. Только задние ножки всё ещё оставались судорожно вытянутыми. Я ежедневно расчёсывала его, проводя таким образом массаж всего тела, и активно разминала конечности. Чувствительность возвращалась сверху вниз – от тела к периферии.

        Очень помогала в восстановлении Оськи моя дворняжка Шпилька. Как только он начал самостоятельно держать голову, она стала проявлять к нему интерес и заигрывать. Зачастую даже страшно было смотреть, как она тормошила его, грызла за морду, тягала за губы. Но эти жёсткие игры лишь стимулировали больного к активному противодействию и сопротивлению. Он научился хватать Шпилю, отнимать у неё мячик и резинового ёжика, давить этого ёжика зубами, извлекая из него звуки.

         А как я обрадовалась, когда впервые услышала, что звук издал сам Ося! Для улучшения аппетита и повышения пищевой активности я ставила Шпилькину миску возле Оськиной, и чавканье подруги очень стимулировало «азиатёныша». А однажды я принесла всего одну миску и стала кормить только Шпилю. Раздосадованный несправедливостью Оська… гавкнул! То ли писк, то ли «гав», с огромным напряжением всего тела – но ведь смог. Ежедневные тренировки привели к тому, что Ося научился лаять – высоким, напряжённым голосом.

      А если мне на пансион приводили неагрессивную собаку – я обязательно заводила её в оськину комнату. Возмущённый щен начинал издавать утробный требовательный низкий лай и всем телом тянулся навстречу. Похоже, он собирался драться. Надев на него намордник, я как-то раз проверила свои подозрения. Вот паршивец: действительно, лезет в драку. Ну что ж, будем и дальше его тренировать на чужих собаках, не вступая с ними в прямой контакт. Пусть стремится к ним навстречу и напрягается.

      К весне Оська перестал утомлять меня уборками. Потому что начал оправляться в определённое место и в определённое время. Утром, в обед и вечером я вытаскивала его за загривок в коридор и придерживала там за шкуру, а он приподнимался на запястья и колени и пускал лужу. Потом я его оттаскивала от лужи в сторонку и, пока специальной шваброй вымакивала мочу и мыла пол, он свершал свои «большие» дела. А для возвращения в свою комнату в моей помощи уже не нуждался, поскольку начал активно ползать. Перебирая негнущимися задними ногами, он приподнимался на них и, опираясь на запястья, быстро-быстро летел по инерции вперёд, через порог – и в комнату.

       Я видела, что скользкий линолеум на полу очень мешает ему. Если б поверхность была шершавой – он бы смог уверенней на неё опираться и быстрее бы стал на ноги. Нужна была земля. Но за окном стоял холодный и мокрый март. Пока ещё обойдёмся без земли.

       Зато обнаружилась ещё одна «бяка», спровоцированная линолеумом: постоянно подогнутые в запястных суставах передние ноги не могли больше разогнуться! Развилась контрактура мышц и связок! Произошло это очень быстро, стоило лишь на неделю перестать делать массаж. Как распрямить скрюченные ноги, я не имела понятия. Снова – массаж?

       В апреле потеплело, и на Пасху появилась возможность вывезти Оську на неделю на природу, на землю. Я прихватила бокс, чтоб отправлять малого туда на ночь, соломы и вызвала Олега с его «Газелью». Поселились мы в гостях у Влада и Аяра.

       Впервые после четырёхмесячного перерыва попав на природу, Осик с радостным возбуждением принялся обнюхивать всё вокруг и ползать. Предстояло познакомить его с папашей Аяром, ибо в моё отсутствие им надо было жить вместе, а стало быть, подружиться или хотя бы притерпеться.

       Надев на всякий случай на Яра намордник, я подвела его обнюхать Оську, приговаривая:

       - Это НАШ Оська. МАЛЕНЬКИЙ. НЕЛЬЗЯ его трогать.

       Ярик – очень умный и воспитанный пёс. Он с любопытством доброжелательно сунул нос к распростёртому на пузе Осе. И тут инвалид… встал на ноги!!! Полностью – на задние и на запястья передних. Покачиваясь на непослушных конечностях, гадёныш угрожающе зарычал и ринулся в бой! Естественно, что равновесие он тут же потерял, да и Аяр не стал терпеть такую наглость и ударил его намордником. Оська упал, но не сдался. Продолжая рычать, он силился снова встать на ноги и продолжить разборки. Вот это характер!

      Аяр с презрением понаблюдал за ним и отвернулся. За соперника это ничтожество он не считал. Если «маме» так хочется, чтоб сие одаробло обитало во дворе – пускай обитает. Взрослый, сильный, уверенный в себе кобель скромно отошёл в сторону и больше в эту часть двора даже не заглядывал. Всю неделю.

       Но я на всякий случай решила поселить Оську в огороде, куда Ярику путь был заказан. Урожай ещё не посажен, щенок практически не ходит, и потому не повредит здесь ничего. А Яр всё вытаптывал, рыл норы, устраивал лежанки, и потому допускался в огород лишь в осенне-зимнее время.

         Как только я покинула Окса в самом дальнем углу огорода и скрылась из глаз, инвалид снова с усилием поднялся на ноги и… побежал! Земля не скользила, как линолеум, задние несгибающиеся ноги стремительно мелькали, а передние, на неразгибающихся запястьях, за ними не успевали. Щен не удержал равновесия и ткнулся носом в землю. Но с завидным упорством снова встал и опять побежал, если можно назвать бегом его странные телодвижения.

       Видя, что щенок оживает, я припомнила, что обещала ему более приличное имя, и принялась искать нечто, созвучное с Осей, но чтоб красиво, со значением, и по-тюркски. И нашла красивую кличку – Окс. В древности так называлась среднеазиатская река Амударья. Оська завоевал право стать Оксом.

         Теперь я ежедневно выволакивала его в огород, оставляла там одного, и он тренировался бегать, потому что не хотел оставаться один. На ночь запирала его в бокс, а по утрам он сам оттуда выползал, справлял свои «дела» на улице и до самого вечера «гулял» - валялся на солнышке.

         Обстоятельства вынудили через неделю снова вернуться в квартиру. Но было уже ясно – необходим свой двор, улица. Без природы щенок навсегда останется ползающим инвалидом. Отдать его кому-то в таком состоянии оказалось невозможным, поскольку те, кто обещал его взять даже парализованным, по разным причинам сейчас отказались от него. Осталось дожидаться тепла, чтобы вывезти его к нам на дачу.

        В конце апреля Шпилька «потекла», и тем самым дала новый толчок оськиному выздоровлению. В буквальном смысле слова она вешалась ему на голову, возбуждая и дразня самый мощный из природных инстинктов. И полупарализованный кобель рефлекторно сокращал мышцы, активно работая поясницей, и делал несметное количество попыток встать и залезть на подружку. И чем больше мышцы и нервы работали – тем скорее они восстанавливались. Никакие массажи и игрушки по эффективности воздействия не могли сравниться с маленькой рыжей сучонкой.

         Тем временем ещё один вет высказал предположение, что нервную систему щенку могло повредить отравление солями тяжёлых металлов, и посоветовал провести ему курс тиосульфата натрия, а заодно - мидокалма. Лечение по времени совпало с переселением на дачу, где наступил очередной этап Оськиной жизни.

5

      Понадобился всего лишь месяц свежего воздуха, колодезной чистой воды, настоящего коровьего молока вволю, молодой майской травы, чёрной украинской земли – и Оська встал на все четыре лапы! Но сколько же он при этом падал! И всё равно упрямо поднимался, спотыкался, бился о землю и снова вставал... Его упорству можно было только позавидовать.

         Уже не падали в обморок соседи, когда он с лаем выходил им навстречу из кустов, колченого опираясь на запястья – потому что чудесным образом ноги распрямились! Уже не надо было убирать за ним кучки-лужи, потому что делал свои «дела» он самостоятельно - покачиваясь, уходил в заросли малины. И даже вскоре пришлось держать его в саду на привязи, так как с неогороженной территории он повадился уходить на разборки с деревенскими собаками, а также начал активно охранять усадьбу от соседей.

         Да, он ещё мог упасть, и движения его были плохо координированы и корявы, и спина горбилась, и хвост не вилял, и кости таза не закрывались мышцами, и голову приходилось поднимать с напряжением. Но Окс – бегал. БЕГАЛ! Играл со Шпилькой в мячик, в догонялки.

      Теперь мама стала выводить его в поля утром и вечером, как нормальную собаку, постепенно увеличивая длительность прогулок и пройденное расстояние. Бросала ему палочку, мячик, и щенок с удовольствием бегал за ними. Исполнилось ему одиннадцать месяцев. Шесть из них бедолага пролежал в параличе. Но болезнь практически не повлияла на его жажду жизни, любопытство, темперамент и упрямый «азиатский» характер.

      За лето укрепился и натренировался не только Оська. Регулярные пробежки в полях положительно сказались и на мамином здоровье – она похудела, помолодела и похорошела. Вот так Оксик стал воздавать нам за заботу и любовь – ведь никто и предположить не мог, что 60-летняя женщина займётся оздоровительными пробежками в полях. И, конечно, кроме физического эффекта, огромную роль играл и психологический. Благодарность в хулиганских глубокопосаженных оськиных глазках, его неуёмная энергия, ласковость, мягкие лохмы на шее, за которые так приятно его потрепать… Полугодовые мучения не напрасны. Собачий ребёнок жив и радуется жизни. И ладно, что задние ножки у него «иксом». На свете масса собак с такими ножками – и ничего, бегают.

    Уезжая на соревнования по бадминтону, привезла в село и оськину бабушку Амгу. Дома она демонстративно игнорировала инвалида, как и Аяр. Но теперь инвалид бегал, лез, куда не просят, и пытался предъявлять какие-то претензии. И даже однажды посмел полезть в драку за косточку. Амга, даром что девятилетняя старушка, мигом поставила нахала на место. Теперь он её уважал и всячески копировал.

       На прогулках не отходил от неё, а во дворе на пару с ней вообще мнил себя хозяином деревни. С каждым днём Оксик становился всё крепче, увереннее и смелее.

6

        Пришла пора возвращаться в город. Как-то поведёт себя молодой «азиат» в городском шуме и суете сует? Ведь он, по сути, и не знает городской жизни. Что он видел за свои 16 месяцев? Вольер в глухом пгт Межевая, автомобиль, ветлечебница, квартира, автомобиль, огороженный двор на окраине Донецка, снова квартира, автомобиль,  двор в вымирающем селе, поля, поля…

      У Окса оказалась потрясающая нервная система. Потому что на улицы города с его толпами людей, сворами бездомных собак, массой рычащих авто, грохочущих трамваев, сверкающих витрин он вышел, как в свои поля – нагло, уверенно, с активным любопытством. В течение недели привык к лифтам, за пару поездок – к трамваям и наморднику. Людей не боялся, но не атаковал, хотя на некоторых мог и швырнуться. Кошек игнорировал.

        Но вот собаки… О, это отдельная тема! Собаки вызывали в нём живейший интерес, и он безумно рвался к ним в стремлении укусить, поймать, потрепать. А поскольку окреп уже прилично, то просто отрывал нам руки. Рывки поводком только возбуждали его ещё сильнее, подстёгивали на драку. И лишь успокаивающий голос постепенно приводил в чувство. "Тише...Тише...Нет... Пойдём!" - и он "остывал", и начинал слышать хозяина, и спокойно бежал вперёд, оставив собаку в покое.

         Впрочем, если собака не была агрессивна, то стоило переждать в её присутствии его злобную «пятиминутку», и потом он становился способным на нормальное собачье знакомство и даже игры. Когда Оська накручивал в компании какой-нибудь жучки сумасшедшие круги, сердце моё радовалось за него. И всё-таки он выжил! И даже веселая беготня ему теперь доступна.

       Шли месяцы. Ося продолжал восстанавливаться. Научился слегка вилять хвостом, потягиваться. С каждым месяцем улучшалась его координация, укреплялись мышцы, и, наконец, настал день, когда на одной из прогулок меня спросили, не хочу ли я повязать своим кобелём их "азиатку"...

       Конечно, если я этого и хотела, то прекрасно понимала, что ЭТО не случится НИКОГДА: к сожалению, один семенник у Оськи так и не вышел (из-за спастики его бёдра во время лежания были так плотно сжаты, что чисто механически препятствовали семенникам пройти сквозь паховый канал). Один семенник опустился, когда Окс начал ходить - в 11 мес. А второй так и остался внутри... Да и вообще - кроме Оськи, есть немало других достойных кобелей.

         Но такой характер, такая выносливость, такая жажда жизни "всем смертям назло" - достойны восхищения, уважения и продолжения в потомках. Увы...

        А когда Оксу исполнилось два с лишним года, обстоятельства вынудили нас пройти пятичасовой небольшой походец километров на 20. "Инвалид" не просто прошёл их - пробежал внатяжку, всё кругом вынюхивая, охотясь на фазанов и охраняя сопровождавших нас двух сук-"немок". После чего мы попробовали поставить кобеля на след, и у него очень хорошо получилось.

        Единственная закавыка осталась за Оськой - отпущенный на волю с поводка, он удаляется бодрым галопом, смешно разбрасывая ноги, и вернуть его внимание к себе удаётся не скоро. Пока не набегается - не подойдёт, изображая глухого. Эдакий весь в себе, "на своей волне". Но зато собак, кошек и людей при этом не трогает, очень любопытен, всюду суёт свой нос и - хитрюга! - отлично держит проводника в поле зрения.

         Вот и вся история борьбы за жизнь обыкновенного пёсика, среднеазиатского кобеля Окса, который является для меня образцом чудесного возвращения из полной отчаяния безнадёги к счастливой, полной беготни и игр, жизни. И если когда-нибудь Судьба меня "прищемляет" - я вспоминаю Оську, и верю: ВСЁ БУДЕТ ХОРОШО! Надо только очень этого хотеть. Чего и всем желаю.

О том, как Ося учится, маленькие видеоролики: "Ося. Первый след". и "Оська. Начальные занятия".

Новое видео "Оська-2012".
"Окс кусается"
"Оська на даче-2013"
"Проверка на вшивость: тестирование характера"

 

 

 

лимузин на свадьбу.
Компания Сансити
Move
-

Путешествия

Top Headline
Move
-

Судовой журнал

Top Headline

Login

Новости

Май 13, 2018
Изображение по умолчанию
Телерепортажи Ольга Дмитрук

О парусном туризме в наших реалиях

12 мая 2018 г
Март 25, 2018
ПУТЕШЕСТВИЯ НЕ ПОД ПАРУСАМИ Ольга Дмитрук

Бадминтон. Не путешествие, а увлечение

С детства любила побить ракеткой по воланчику во дворе. Родня осчастливила меня "крутыми" для советских времён ракетками "Ласточка", и мы шпуляли друг в друга волан с вложенным в него камушком - чтоб быстрее летал и не поддавался ветру. Конечно, мы тогда били…

Скрадывание ноябрь-2013

Март 25, 2018 140
Изображение по умолчанию
Повторный и последний тест "Скрадывание", который Аяр сдал в ноябре 2013 г на гораздо…

Скрадывание март-2012

Март 25, 2018 142
Изображение по умолчанию
Аяр одним из первых САО в Украине прошёл тестирование крепости и стойкости нервной…

Пардус

Март 18, 2018 260
9 июля 1998 года. Мой единственный оставшийся в записи конкур. На гнедом коне Пардусе,…

Папе - 66!

Март 17, 2018 214
Изображение по умолчанию
Последний день рождения папы.Через три дня он ушёл в свой последний поход...

Агитбригада ДОКСС в пгт Новый Свет

Март 02, 2018 193
5-7 июля 1989 г. агитбригада в колоссальном составе (20 человек и 14 собак) выехала в…

Как Вы нашли нас?

Через поисковую систему - 0%
Знакомые - 100%
Дали визитку - 0%
Другое - 0%

Total votes: 1
The voting for this poll has ended on: 28 Сен 2013 - 13:30

Контакты

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

тел.: +38 071 421 84 66

Ольга Дмитрук

Like