КАСПИЙ-2017
 
И явилась мне как откровенье 
Эта мысль, что подспудно жила: 
Счастье есть не в удовлетвореньи, 
А - в способности страстно желать! 
                                      А.Дольский
 
 

 III часть

Актау - Атырау - Астрахань - Донецк
 
16 сентября



       Утром примчался Артурчик и согласился доставить нас в Астрахань не за 40, а за 25 тысяч. Спасибо, друг!
       Старт на «треугольники» назначен на 10. А в 11 по регламенту – закрытие соревнований. Не успеем.
       Дистанцию размещают аккурат напротив главной набережной Актау, километрах в трёх от «Нур-Плазы». Сегодня какой-то праздник в городе, и планируются народные гуляния на Набережной. Так что украсить море нашими парусами – отличная идея.
       Не желая опаздывать, выводим «Мистраль» на воду в 915 и в числе первых прибываем к линии старта. Шпильку оставили в лагере – пусть отдыхает собачка. И нам мешать не будет на борту. Оглянувшись, вижу растянувшийся по всему горизонту флот. Половина из них к десяти на старт не успеет. Ну и хорошо. Может, хоть какой-то шанс появится у нас?
       Однако я оказалась до странности наивной. Как обычно в коротких гонках, судьи не дают старт вовремя. То ли поджидают флот (хотя это неправильно, назначили на 10 – значит, проблемы отстающих – дело только отстающих), то ли опять не готовы. Но в любом случае шанс для нас упущен и можно расслабиться. Однако отсутствие результатов предыдущих гонок продолжает держать в тонусе, сохраняя робкую надежду – а вдруг? Хотя бы в Призе Крыгина? Нет, надо бороться до конца.
       Этот не данный вовремя старт – десятый косяк организаторов.
       Двадцать минут елозим вдоль створа, пока собирается весь флот.
 
"Мистраль" шатается вдоль стартового створа в ожидании соперников и сигнала к старту

"Старт чист!"

       По прогнозу обещан ветер 15-16 м/с, и назначают дистанцию удлинённую – с петлёй. А ветер и не думает быть сильнее 4-5 м/с, потому ползём. По-хорошему, надо было бы по рациям объявить сокращение дистанции, но судьи почему-то молчат. А ветер постепенно умирает.
 
При попутном ветре приходится использовать весь доступный гардероб в качестве дополнительной парусности



"Трикстер"

Слева - "Мистраль" в масштабе Набережной Актау

"Трикстер" на фоне Актау

А здесь "Мистраль" - справа

Следом за "Трикстером"

 
Пошли на второй круг - в погоню за зелёным буем
       
       На всех попутных курсах катастрофически теряем какие-либо преимущества. Немного навёрстываем в лавировку, но попутная прямая – слишком длинна. Причём на вторичном заходе на дальний зелёный буй, как раз на попутном ветру, дистанция кажется просто нескончаемой. Сверившись по береговым ориентирам, подозреваем, что буй сорвало с якоря и уносит прочь. А мы за ним гонимся. По умирающему ветру.








       И тут, словно в подтверждение наших мыслей, участники по рациям докладывают об искажении дистанции. Идущий в полукилометре перед нами «Спокойный» сообщает, что, согласно навигатору, знак унесло на 2200м от первоначальной точки! А значит, что «Спокойному» и тем, кто рядом с ним, придётся идти лишние четыре с половиной (!) километра. И что они поставлены в неравные условия с другими экипажами.
       Ха! Если мы в полукилометре от «Спокойного», то для нас дистанция удлиняется на… 2700+2700 = около шести километров! ШЕСТИ!!! КИЛОМЕТРОВ!!! На короткой (!) гонке! В безветрие! А ведь за «Мистралем» на приличном расстоянии растянулось ещё 7 лодок! Для замыкающей лодки дистанция удлинится уже на 10 км?
       Дело принимает крутой оборот. Начинается полемика в эфире. Возмущаются несправедливостью – кто-то шёл 10 км, а кто-то -15 и больше. Судьи ошарашивают замечанием:
       - Гоняться надо уметь!
       Тут нас, аутсайдеров, что называется, «накрывает»:
       - Куда уж нам гоняться с зелёным буем! Он – чемпион!
       А судьи подливают масла в огонь: объявляют о закрытии финиша из-за истечения контрольного времени! До закрытия минут 15, а ветер умер до полного штиля. И около 10 парусников наглухо зависли в паре-тройке километров от финишного створа. Не успеть, даже если вдруг задует.
       Интересно, для чего назначать такие длинные «треугольники», да ещё и с петлями? Для того, чтоб побольше растянуть флот? Чтоб расстояние между лидерами и аутсайдерами максимально увеличилось? Чтоб лидеры, примчавшись на финиш, целый час нудились в ожидании финиша отстающих? А отстающие шли под дамокловым мечом истечения контрольного времени? И это - при жёстко фиксированном, не зависимо от времени гонки, сроке контрольного времени - 30 минут после первого финишировавшего!
       Коротких гонок у нас и так кот наплакал. Две – в первый день и третья, с убежавшим буем – сейчас. Причём первые две – с очень мутными результатами в связи с неправильным закрытием гонки и протоколом без указания времени стартов и финишей. Достаточно разве для Чемпионата мира? Не лучше ли было заложить сегодня пару совсем коротких гонок?
       Но события приобретают совсем уж воинственный характер. Эфир наполняется возмущением застрявших в штиле экипажей. Особенно после того, как судейство объявляет о… проведении второй гонки. По безветрию! С третью флота, не успевающего к старту!
        Миша тихонько хохмит в рацию:
       - Есть предложение. Провести не одну, а ещё ДВЕ гонки!
        Эфир обалдело молчит. А потом чей-то гневный голос интересуется:
       - КТО это сказал?
       Миша, поразмыслив в поисках правильного ответа, сообщает:
       - Не скажу.
       - Почему?
       - Боюсь.
       Судя по последовавшему каскаду юморных реплик, Мишина шуточка взбодрила и развеселила участников.
       Потом судейство запрашивает суда с моторами – чтоб собрать и доволочить до старта застрявшие катамараны. Но мотора нет ни у кого. Гм… Странно. А ведь моторы входят в гоночный балл. Если их поснимали в эти «треугольники» - значит, надо пересчитывать гоночные баллы всех, кто заявлялся с мотором. И, конечно, никто ничего не пересчитывал.
       А может, просто поленились? Или топливо у всех закончилось? Так опять же – гоночный балл устанавливается из расчёта заправленного бака.
       Я в недоумении. Что за отношение к участникам? Ведь у нас – МЕЖДУНАРОДНАЯ регата! В конце концов, мне стыдно перед Мишей – надо было ему лететь с другого континента, чтоб нарваться на такое? Поскольку я пригласила его в экипаж, я расписала, как здоровски проходят наши Чемпионаты МАРИНС, значит, косвенно и я несу ответственность за все негативные моменты, связанные с регатой.
      Димочка Ан снова не бросает нас на произвол судейства, и консолидирует для написания очередного опуса по неравной для участников дистанции. Ведь это – одиннадцатый «косяк» судей.
       А тут и судейство, наконец, раздупляется и отменяет закрытие финиша. Говорят, что ждут всех до упора. И вторая гонка – отменена. Ещё с полчаса крадёмся в сторону судейской яхты, а потом просыпается лёгкий ветерок, и мы красиво финишируем. Однако настроение всё равно испорчено.
       Вот как так-то?
 
И снова два друга и компаньона - "Трикстер" и "Мистраль" - рядом

 
       В базовый лагерь приходим около 15 ч пополудни. Хороша «короткая» гоночка – четыре с половиной часа на воде болтались! На берегу составляем протестовый протокол. Дима относит его в судейство. А по пляжу бегает Серёга Кравченко и пытается всех убедить, что протест – не правомерен, потому что никому эта гонка результаты ни улучшила, ни ухудшила. А значит, можно обойтись без протеста.
       - Серёжа, а как ты узнал, что «ни ухудшила – ни улучшила»? Разве где-то вывешены посчитанные результаты?
       - Да это и так понятно – кто был лидером, тот им и остался! А отстающим ведь всё равно.
       - Интересненькое дело! Почему это «всё равно»? Может, нам вообще любопытно наше место среди как одноклассников, так и судов всего флота.
        Закрытие переносят на 19 ч, т.к. предстоит посчитать результаты, подвести итоги и съездить в типографию для распечатки грамот и дипломов. Спасибо Оленьке Залозновой – в этом дурдоме она не только умудрилась посчитать результаты официального зачёта с весьма интригующими данными первых «треугольников», но и высчитать результаты по КРЫГИНС! И даже изыскала возможность для моего Приза Крыгина выделить именные дипломы! За что я ей очень и очень благодарна.
       А мы приступаем к разборке катамаранов. Дудник уматывает в город – за билетами на самолёт до Москвы. Владу он уже помог с «Трикстером». А «Мистраль» разбираем мы с Мишей.
       Где-то через час-полтора возникает Серёга – бледный, как смерть, отчаянно жестикулируя. Пот льёт с него градом, чёрно-седая грива волос всклокочена, а глаза панически выпучены. Я редко слышала, чтоб Сергей матюгался. Но нынче как раз тот случай.
       - Это пи…ц!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
       Господи, что случилось?
       - Я потерял загранпаспорт!!! Помните, я говорил, как в Москве у меня украли внутренний паспорт? Вытащили из портмоне все карточки, паспорт и деньги! И сейчас история повторилась – портмоне на месте, а паспорта нет!!! Колдовство какое-то!!! Выкину к чёртовой матери это злополучное портмоне!!!
       Мы в шоке. Оказаться в чужой стране ВООБЩЕ БЕЗ КАКОГО-ЛИБО УДОСТОВЕРЕНИЯ ЛИЧНОСТИ – это именно пи….ц! Ещё бы Серёга не бился в конвульсиях!
       - Уже очередь у кассы выстоял, заказываю кассирше билет до Москвы, она просит паспорт, лезу в портмоне – и обмираю: ПУСТО!!! Я, как дурак, бежал сюда в лагерь сломя голову, последняя моя надежда – где-то здесь…
     Влад сохраняет трезвость рассудка и рассуждает:
       - Так, вспоминай, где в последний раз видел паспорт и когда?
       - Ох, не помню, когда его видел в последний раз! На границе с Казахстаном точно был… 
       Лезем перетряхивать свои документы, хотя каким образом паспорт Сергея мог оказаться среди наших? Мы ведь границу пересекали по раздельности. А роемся так – для очистки совести.
       Серёгу буквально трясёт. Его ждут в Москве на работе, у него денег не так чтобы много осталось, ЧТО ДЕЛАТЬ???!!!
       Высыпав пачку документов из гермомешочка, трясущимися не хуже, чем у Серёги, руками, перебираю их. И… глазам не верю, задыхаясь от счастья – ЕСТЬ!!! ВОТ ОН!!!
       Пулей вылетаю из палатки:
       - Серёга!!! Нашёлся!!!
       Боже мой, такой радости я в жизни не встречала: Дудник расцеловывает меня и чуть не пляшет. УРА! УРА! УРА!
       Видимо, когда я подавала заявки на участие в регате «Мистраля» и «Трикстера», то собрала все доки в кучку. А потом всем раздала, а Сергею по какой-то причине не вернула. А потом мы оба «благополучно» об этом забыли. Настолько «благополучно», что у человека на жаре от таких переживаний мог и инфаркт случиться…
       Следующую попытку съездить за билетом, теперь уже успешную, Сергей предпринимает ближе к вечеру, вместе с ребятами из Воронежа – нашими соседями. Миша тем временем тоже не скучает – тщательно пакует вещи. Сегодня в три ночи у него самолёт на Ашкелон с пересадкой в Баку.
       - Ты знаешь, за сколько самолёт перелетит через Каспий? За 10 минут.
       Выпучиваю глаза от восхищения и удивления. Миша смеётся:
       - В Баку время на час позже, чем в Актау. Поэтому по факту лететь 70 мин, а по часам – всего 10.
       Наконец-то вывешивают результаты Чемпионата. Не прошло и недели. Чудесно! А у нашей Елены Стребковой – бессменной главной секретарши всех украинских регат с 2001 по 2013 год – результаты каждой гонки вывешивались на всеобщее обозрение уже через час после закрытия финиша. И у Залозновой, кстати, тоже. И на всех предыдущих Чемпионатах МАРИНС результаты были известны самое позднее - к концу дня.
 
Наконец-то вывешены результаты соревнований по каждой гонке! 

       Но в данном случае уж кого вины нет – так это Залозновой. Ей никак не обеспечили возможность ни подсчитать, ни распечатать. Удивительно, как она вообще сумела посчитать по двум зачётам, да с такими старто-финишными протоколами, да в страшном цейтноте? Самый лучший в мире секретарь!
       Результаты нашего участия в Чемпионате «Каспий-2017» не радуют нисколечко. Гандикап не помог. Ни КРЫГИНС, ни тем более МАРИНС. Вернее, чуток помог – курам на смех.
       «Мистраль» по официальным итогам МАРИНС – 10-й в классе из 14 лодок. И по КРЫГИНС - 19-й из 46 (неофициальному альтернативному зачёту). Позор на мою седую голову!!!
       «Трикстер» малость лучше – соответственно 9-й из 18-ти и 15-й из 46.
       Но всё равно остаётся недоумение: что произошло с нашими лодками? Ведь что «Мистраль», что «Трикстер» почти со всеми из представленных здесь украинских лодок (а «Трикстер» - и с частью российских) в прошлое время бодались на равных, то уступая, то опережая. Мы можем допустить, что соперники готовы в этот раз лучше. Но ведь отставать НАСТОЛЬКО??? Болтаться буквально в заднице мира? Ну как такое может быть?
       Влад, разглядывая неутешительные циферки, в ответ на мои причитания мрачно констатирует:
       - Як пороблэно. Наколдовал кто-то.
       Удовлетворившись его аргументом, топаю к палатке. Пора переодеваться – готовиться к закрытию. Подписывать уникальные призы Крыгина и несколько книжечек «Муза ветров» со стихотворным творчеством украинских туристов-парусников – в 2008 г я издавала этот сборник к юбилейному 30-му «Кубку Донбасса». Последние остатки «Музы ветров» хотелось подарить тем, у кого этой книжечки наверняка не было.
       Заодно, перебирая вещи, туристы (и мы в том числе) отыскивают всякие мелкие сувениры и дарят друг другу. Этот трогательный обмен подарочками греет сердце – братство есть!

 
       Наконец, торжественное закрытие регаты. Руководство яхт-клуба «Бриз» ошалело сообщает, что на Каспии никогда не собиралось одновременно столько яхт в регате. До сего момента 22 вымпела – рекорд. А тут – 46! Наши надувнушки впечатлили их своей мобильностью. Так-то, яхтеры. Знай наших!
 
Одна сторона медалей кубков

Другая сторона медалей кубков

Израильский экипаж "Мистраль" в полном составе (не считая собаки)

На торжественной процедуре закрытия регаты и награждения победителей



"Наши" люди и Тайсон!

Вечереет...

Слева направо: главный судья ЧММ Виктор Сесоров, председатель спортивного комитета яхт-клуба "Бриз" Александр Аверкиев, учредитель Приза Крыгина Ольга Дмитрук, главный организатор регаты и главный секретарь МАРИНС Анатолий Кулик, главный секретарь чемпионата Ольга Залознова, один из организаторов регаты - представитель  НПУ "Эко-Мангыстау".

Пришло время наградить победителей Приза Игоря Крыгина

Третье место - г.Камышлов: Роман Пульников и Андрей Павлов (экипаж ???)

Первое место - сборная команда, катамаран "Спокойный" (г. Одесса). Секретничаю с Иваном Ляпкало

Жаркие дебаты с Олегом Пономаренко

Личные призы от Дмитручки - книжечка "Муза ветров"

"Муза ветров" - клубу "Паруса Урала"



"Отдай орало Уралу!"

"Муза ветров" - Казахстану (капитан Фролов)

Моя скромная благодарность конструктору "Мистраля" - Михаилу Холодову





С маршрутной книжкой в руках. Вдруг удастся уйти морем на Астрахань?







 
       После официального закрытия начинаются гуляния – концерт своими силами на сцене, где распевают наши таланты – гитаристы, баянисты, трубачи, губногармонисты, барабанщики и прочие! В партере не утихают пляски. Народ «гудит» вовсю.
       А нам грустно. Почему-то нет веселья. Нет того ощущения праздника, что был, к примеру, на Балхаше. Мечта исполнилась – я побывала на Каспии. А дальше – пустота, словно энергия вычерпана до нуля. Так рвалась сюда, так работала весь год, такую бурную переписку вела с половиной мира – Израилем, Германией, Приднестровьем, Швейцарией, Украиной, Россией…
       Цель достигнута. И что дальше? А планов на ДАЛЬШЕ пока нет. Усталость.
       Грустно от того, что уезжают друзья. И далеко – в Москву, в Ашкелон… Увидимся ли ещё с Мишей? Приглашение в Израиль, конечно, получено. Но до его осуществления ещё так много может утечь воды! А солнечный Дудник? Как дальше жить без его заражающей энтузиазмом энергетики?
       Уходим с концерта задолго до его окончания. Извините, ребята, но нам хочется побыть вместе. А то не наобщались за 5 недель странствий.
       Прощальный ужин с Михаилом. Стараемся шутить, но как-то не весело. Наконец, прибывает за Мишей такси. До свидания, дружище! Хоть и бывали между нами мелкие разногласия, но как же без них? А ведь всё происшедшее уже неповторимо…
       Отправив Мишу, ещё какое-то время тыняемся по лагерю без всякой цели и в конце концов уходим на покой.

 

 
17 сентября

       Первую половину дня посвящаем погрузке катамаранов в приехавшую «Газель» и упаковке личных вещей. Сергей не собирается засиживаться в лагере и в компании воронежских ребят бодро покидает наши ряды.
 
С Леной Куликовой - "Барракудой"

       - Нет сил тут без дела торчать. Лучше погуляю по городу. А то вы сейчас отчалите – и буду мыкаться, грустить.
       Он весел, но мне кажется, что это показная весёлость, чтоб скрыть горечь расставания.
       Вскоре и мы уезжаем. Теперь в «Газель» влезают все – Женя Коротких, Влад, я, Женя Ляшко и Лёня. И, конечно, Шпилька. Стало теснее, но зато мы вместе уже до самого Луганска.
       В городе гуляем по магазинам, разыскивая мелкие сувенирчики для родни. И после 16 ч уже окончательно покидаем Актау.
       Артурчик в своём репертуаре – балагурит, шутит, травит байки. Обратно едет другой дорогой, чтоб показать ещё одни достопримечательности Мангыстауской области – красивущие котловины. Делаем там остановку, гуляем, любуемся и фотографируемся. Шпиля, как водится, отыскивает поселение сусликов и радостно охотится.
 
Белые горы - дорога на Актау

И в степях бывают горы...





       День выходит на финишную прямую. Нескончаемая казахская степь снова стелется по сторонам от трассы. Опять верблюды, лошади, орлы. Останавливаемся, пытаемся сфоткаться с ними, но они горделиво и довольно шустро, сохраняя достоинство, тикают от нас.
 
Одногорбый верблюд (дромедар или дромадер, что одно и то же)












Несколько двугорбых - бактрианов

Косяк лошадей

Бактриан

Бактрианы отличной упитанности



Привычная для Казахстана картина

        Артурчик гонит на Атырау.  500 км. До ночи не успеем.
       На закате делаем стоянку в степи и ужинаем. Но покой только снится: Артур торопится. Снова в путь – дорога впереди не близкая. И только после полуночи он, заехав на какую-то стоянку для фур, решает, что надо таки поспать хоть чуть-чуть.
       К этому времени мы уж умираем от желания принять горизонтальное положение. Многочасовое сидение торчком, в тесноте – это пытка. Я готова лечь на землю, забраться под машину, на крышу кабины, да куда угодно, лишь бы скорее!
       Женя Ляшко лезет в кузов. Похоже, его обуревает такое же желание, и ему всё равно, какая труба будет впиваться в рёбра, только бы ЛЕЧЬ!!!
       Мы с Владом тоже ныряем в кузов, на тюки и трубы. Предварительно удаётся откопать свои гермы, откуда извлекаю спальник: очень похолодало ночью. А Шпилю  предусмотрительно привязываю в салоне под сиденьем, чтоб не юркнула в поисках приключений в ночную степь на съедение шакалам.
       Женя Коротких вольготно располагается на задних сиденьях салона. А бедняга Артур, забросав вещами промежуток между двумя передними креслами, умащивается на них. Эх, надо было Жене тоже лезть на тюки в кузов, дав возможность водителю как следует отдохнуть на четырёх задних креслах!
       И только Лёня не в силах спать в таких условиях. И до рассвета бродит «дозором у соседки под забором».
        
18 сентября

       На заре неутомимый Артурчик просыпается. Приходится и нам покидать свои неуютные холодные насесты и возвращаться в тёплую кабину в неудобные позы.
 
Рассвет в казахской степи

       До обеда одолеваем полтысячи км до Атырау. Это – областной центр, и только тут есть шанс получить ветеринарную справку на собаку для пересечения границы. Лучше было бы взять эту бумажку в Актау, но мы выехали в воскресенье, когда ни одна из госветлечебниц не работает.
       Интернет подсказал адрес государственной клиники, куда прибываем часам к 14. Ребята разминают ноги вокруг автобуса, а мы с Владом и Шпилькой, прихватив пачку документов на собаку, занимаем очередь на приём к местному Айболиту.
       Не поленюсь представить список сопроводительных бумаг на Шпилёндру, чтоб читателю стали понятны наши дальнейшие действия.
       1. Международный ветеринарный паспорт с наклеенными фотографией Шпили и номером индивидуального электронного чипа, где указаны и заверены печатями госветлечебницы сведения о ежегодных прививках против бешенства; свежей, 2017 года, прививки против чумы, парвовироза, гепатита, лептоспироза, аденовироза; сведения о ежеквартальных обработках от гельминтов и ежемесячных – от блох и клещей.
       2. Регистрационное удостоверение о том, что собаке вживлён электронный чип и присвоен индивидуальный номер с занесением в международный реестр.
       3. Ветеринарная справка по форме А1 о том, что 12 августа данное животное покинуло г.Донецк, свободный от бешенства и других зоонозных заболеваний, и направилось на территорию РФ, в г.Волгоград.
       4. Ветеринарная справка по форме А1 о том, что 4 сентября данная собака  покинула территорию РФ, г.Астрахань, свободную от бешенства и других зоонозных заболеваний, и направляется в Республику Казахстан, в г.Актау.
       Наконец, доходит и моя очередь. Ветеринарша тупо рассматривает ворох бумаг и никак не может понять, что нам нужно получить третью справку по форме А1 о том, что 18 сентября данная собака  покидает территорию Республики Казахстан, г.Атырау, свободную от бешенства и других зоонозных заболеваний, и направляется в г.Донецк, проездом через РФ (Астрахань – Волгоград) и Луганск.
       Больше всего её мучает вопрос – почему мы не сделали этого в Актау. Приходится раза четыре рассказать о выходном дне, который был вчера. И это при том, что ветеринарша – не казашка, и на русском разговаривает прекрасно, пусть и с лёгким акцентом.
       Наконец, она произносит:
       - Давайте тысячу тенге.
       Наивная, протягиваю ей нужную сумму. 1000 тенге эквивалентно 200 рублям. (В Донецке такая справка обошлась в 150 руб, а в Астрахани – в 300).
       Женщина выдаёт бумажку с печатью клиники и подписью доктора о том, что собака такая-то осмотрена и здорова. При этом Шпилька тихо лежит под стульчиком, и никто её даже не собирался осматривать.
       - С этой справкой вам следует проехать в Атыраускую городскую территориальную госветинспекцию. Это недалеко, возле рынка «Рахат». Адрес сказать не могу, а телефон вот написан. Там вам и выдадут сертификат.
       Чертыхаясь, выходим на жару и плетёмся к Артуру. Он не местный и где «Рахат» - не в курсе. Приступаем к поискам рынка.
       Даже не знаю, по каким признакам Артур определяет, что мы нашли «Рахат», ибо лично я не вижу ничего, что напоминало бы рынок. Теперь предстоит где-то в каменных раскалённых до 50 градусов по Цельсию джунглях Атырау отыскать контору госветинспекции.
       Покружив вместе с Владом и Шпилькой с четверть часа по улицам, находим нужную организацию. Контора, судя по всему, очень серьёзная: куча народа казахской национальности за компьютерными столами давит кнопки и ведёт переговоры по телефонам. Велели собачку убрать из помещения и показали, к кому обратиться. Влад со Шпилькой исчезают на улицу.
       Миловидная казашка очень плохо говорит по-русски. Приходится ей долго и многократно объяснять – что мне нужно. Наконец, девушка, мило улыбаясь и как бы извиняясь за своё плохое понимание русского, протягивает клочок бумаги:
       - Тут написано – 120 тенге. Надо оплатить в банке. Вот номер счёта. Приносите сюда квитанцию, а я напишу пока другую бумагу.
       - Где мы сейчас будем искать ещё и банк? Давайте, я вам дам 200 тенге, и вы сами вечером оплатите в банке, а мне сейчас напишете справку.
       - Нет, так нельзя! Банк здесь рядом. Идите в банк.
       Ладно, топаем на поиски банка. Хрен с вами, законопослушные вы наши.
       Находим быстро. Действительно – рядом, через несколько домов. Остаюсь со Шпилечкой на улице ждать, а Влад идёт платить. Возвращается не скоро и злой:
       - Ни через банкомат, ни через кассу заплатить не удалось. Система требует паспортные данные гражданина Казахстана. Украинские данные не пропускает. Без этих данных никакие трансакции не производятся. Просил кассиршу внести её данные, говорил, что мы проездом, иностранцы – без толку! Спрашиваю – что нам делать, как оплатить эти копейки, если банк не принимает? Говорит – давайте казахский паспорт. Отвечаю, что нет и быть не может – мы проездом, а она только улыбается. Тьфу!
       Можно вернуться к автобусу и попросить Артура оплатить эти жалкие 120 тенге (24 рубля!!!) – ведь у Артура казахский паспорт. Но меня накрывает волна ярости:
       - А если бы у нас не было Артура? Ехали бы сами? Мы – иностранцы, нам нужно провезти собственное животное, а мы не можем оплатить госпошлину! И как нам быть? Ехать на таможню и рисковать – без всяких справок? Они сами вынуждают нарушать законы! Пошли в контору, расскажем, что не получается. Вдруг деваха пойдёт навстречу?
       Однако в конторе по-прежнему мило улыбаются и велят оплатить пошлину в банке. А-а-а-а!!! Какой идиотизм!!!!
       Устраиваю небольшой скандал и намекаю на возможность перерасти ему в международную плоскость. Но чиновники, судя по всему, плюют на иностранцев. Не любят их в Казахстане и не испытывают перед ними того пиетета, что славяне.
       Однако девушка куда-то наяривает по телефону и долго с кем-то щебечет по-казахски. Передаёт мне трубку:
       - Поясните ситуацию.
       Приступаю к обстоятельному разъяснению в трубку – что мне надо и в чём загвоздка. На том конце вежливая женщина задаёт на хорошем русском идиотские вопросы, словно не слыша меня:
       - А зачем вы собаку сюда привозили? А почему вы её забираете? А почему не хотите оставить у нас в Казахстане?
       - Девушка, я же объясняла только что – это МОЯ личная собака, которая везде меня сопровождает. Это беспородная пожилая собака, Казахстану явно не нужная. Я хочу вывезти свою собственную собаку обратно, домой. Ну что тут непонятного?
       Разговор не приводит ни к чему. Моя казашка, тем не менее, приступает к написанию какого-то документа, тщательно выискивая в компьютере нужный бланк и раз 15 проверяя базу данных – числимся ли мы со Шпилькой у них. И все 15 раз база высвечивает на русском: ДАННЫХ НЕТ. Наконец, на 15-й раз девушку эта надпись удовлетворяет, и она вносит наши данные из ветпаспорта. Долго, тщательно, по буковкам. Всё это время мои друзья где-то за углом изнывают от безделья в ожидании. А время тикает.
       Наконец, девушка протягивает распечатанный сертификат о том, что такая-то собака имеет такие-то прививки и прибыла из Актау для… племенного разведения!
       - Что это? Что ещё за племенное разведение старых дворняжек? Я везу её домой!
       - Просто у нас не предусмотрен пункт «домой». Я выбрала самый подходящий.
       И точно. Предлагаются пункты: «на выставку», «на откорм», «на убой», «для племенного разведения». Гм… Действительно, уж лучше «на племя».
       - Вы берёте этот сертификат, оплачиваете в банке пошлину 120 тенге и с квитанцией об оплате, справкой из ветлечебницы об осмотре животного и этим сертификатом едете в Атыраускую областную территориальную инспекцию Комитета ветеринарного контроля и надзора Министерства сельского хозяйства Республики Казахстан. Там и получите ветсправку на вывоз животного. Адрес: ул. Лесхоз, 49а.
       Я подумала, что меня сейчас хватит удар. Но нахожу в себе силы поблагодарить вежливую девушку и, пылая гневом, выскакиваю на улицу.
       - Влад, к чёртовой матери какой-то лесхоз! Мы ещё лесхоз не искали в этом городе! Полдня проваландались, а воз и ныне там. Едем на границу. Спросят документы – покажем, что есть. Надеюсь, погранцы не заметят разницы между сертификатом и справкой. На Шпилю уже ворох документов, пусть выбирают, что им больше по душе.
       Дурдом какой-то! В Украине, в России, в Донецке достаточно посетить один адрес, по которому тебе и животное осмотрят, и справку выдадут. А тут по трём адресам мотаться! Да ещё без казахского паспорта не хотят деньги брать. Ну и пусть идут своим Лесхозом!
       Трогаем в путь. Предстоит проехать ещё около тысячи километров по казахским степям, прежде чем доберёмся до границы. А времени ветеринары забрали предостаточно.
       И снова бескрайняя лента дороги, безжизненная однообразная степь, одинокие верблюды, косяки лошадей, каменные кладбища на возвышенностях… Что интересно: чем ближе на север, тем чаще попадаются верблюды двугорбые. А южнее встречались исключительно одногорбые, более мелкие. Наверное, двугорбые волосатее и потому лучше переносят суровые зимы.
       Поздно вечером подъезжаем к границе. Вытряхивать упакованную под верх «Газель» крайне неохота, и Влад предлагает воспользоваться национальной особенностью казахов – исключительной гордостью «за своих».
       - А давайте, если погранцы спросят, кто победил, скажем, что – Казахстан? Им станет приятно, они подобреют, и, может, не будут заставлять разгружаться? Тем более, водила у нас – «свой», и номера на машине – местные.
       Артурчик с энтузиазмом подхватывает это предложение. Остальные, включая меня, скептически усмехаются, но готовы поэкспериментировать.
       Итак, паспортный контроль пройден без проблем, осталось досмотреть груз. Таможенники, почёсывая черепа под фуражками, растерянно разглядывают гору нашего хлама. Им тоже неохота всё это ворошить.
       - Что везёте? Документы на груз?.. Что, у нас в Казахстане есть такой вид спорта? Даже Чемпионат мира проводили? Ого… И кто же победил?
       Притворно вздыхая, докладываем:
       - Ваши и победили. Из Алматы такая сильная команда приехала! Несколько экипажей. Попробуй таких обгони! Они на Балхаше тренируются.
       - Ого… А мы не знали… - А у самих рты до ушей в довольных улыбках, и глаза счастливые… - Что, рыбку ловили? Осетрину пробовали? Может, покупали у кого? Вас же наверняка угощали местными деликатесами. А икрой чёрной тоже угощали?
       - Да какая рыбалка? Какая осетрина? Какая икра? Мы за вашими катамаранами гонялись – обогнать мечтали. Не до рыбалки было!
       На этом досмотр благополучно завершается. Ура! Сработало!
       - На российской границе правду скажем – что россияне победили. Пусть тоже порадуются.
       Российскую границу проскакиваем так же легко и быстро. Наверное, потому, что перед нами уже достаточно машин прошло с катамаранами, и погранцы-таможенники были в курсе. Документами на собаку по-прежнему никто не интересуется. А Шпиля, умница, продолжает играть роль партизанки – лишь глазки поблёскивают из темноты. Правда, теперь она малость охамела, и, пока мы проходили паспортный контроль, нагло с пола запрыгивала на мягонькое сиденье и становилась видна инспекторам.
       После границы умоляем Артурчика остановиться на ночлег. Потому что сидеть столько часов подряд невыносимо трудно. Мечтается не столько о еде, сколько о возможности принять горизонтальное положение. Чего бы это ни стоило!
       После непродолжительных поисков Артур находит удобный карман, куда можно загнать машину, и где можно разместить несколько палаток. В темноте не видно, где мы стали. Лишь нависающие по двум третям периметра деревья дают ощущение уюта. Быстро ставим палатки, едим и заваливаемся спать, вытянув измученные сидячими позами конечности. По мокрому пузу Шпильки догадываюсь, что где-то поблизости – ручей, в который она успела окунуться.
 
19 сентября

       Утро приносит нерадостную новость: мы заночевали в откровенном мусорнике. Солнце безжалостно высвечивает горы мелкого хлама, сваленные под такими уютными нависающими деревьями. Мусор заполняет весь склон за деревьями и протекающую внизу речушку. Н-да… Эк спать хотелось, что даже не поняли, в каком гадюшнике сделали стоянку…
       А ведь до Астрахани оставалось всего ничего, километров 50. И если бы потерпели чуток, то могли бы спать в черте города. Хотя, кто знает, как оно лучше?..
       На этот раз едем по астраханским улицам, которые радуют глаз чистотой и ухоженностью, местным колоритом и зажиточностью. Вот такая Астрахань нам очень нравится!
       В условленном месте встречаемся с Вадиком – владельцем «Газели», что привезла луганчан в Астрахань и будет возвращать в Луганск. Вместе с нами. Вадим все эти дни плодотворно ловил рыбку, купался, гулял по городу, поджидая нашего возвращения из казахских далей.
       - А чего вы так рано прибыли? Я ждал вас через неделю.
       - Поход по Каспию не состоялся.
       Решаем устроить прощальный обед.
        Пока мужики перегружают машины, мы с Женей Ляшко готовим царский борщ на всю толпу. Компания приросла не только Вадимом, но и Михаилом, старшим сыном Жени Коротких, который три дня назад прибыл к Вадиму и планировал ехать с нами в Луганск.
       И борщ, и сало, и чай с печеньем, и вся обстановка – печально трогательны. Кто знает, свидимся ли с Артурчиком ещё? Похоже, что и неунывающий водила-космополит тоже грустит в преддверьи разлуки с таким классным коллективом…
       Итак, впереди – около тысячи километров от Астрахани через Волгоград в Луганск. И нас ещё могут ждать  приключения.
       Дорога по правобережью Волги отличная, и Вадим гонит со свистом. По пути останавливаемся у придорожных торговцев и покупаем кучу экзотических южных дынь. А чтоб не попутать – где чья – авторучкой подписываем на жёлтых аппетитных боках свои имена.
       Около 11 ч вечера въезжаем в Волгоград, где встречаемся с Валерой Белоголовым, который помогал нам в августе в начале славного пути – в походе по Волге. По нашей просьбе Валера приобрёл  пластиковый газовый баллон на 12 л. Отдаём ему деньги, забираем баллон и кое-что из оставшегося от похода барахла и, тепло попрощавшись, выходим на финишную прямую. Домой!
 
20 сентября

       Вадим оказывается столь же неутомимым водилой, что и Артур. Он, конечно, пытался на некоторое время дать руль Жене Ляшко, чтоб хоть чуток отдохнуть, но и сам не спал, и Женю вымотал. Того начало невыносимо усыплять за баранкой, и пришлось Вадиму давить педали самому. Всю ночь.
       На границу прибываем утром. Очередь довольно приличная, приходится мордоваться в ожидании. Наконец, досмотр.
       Вадим громко заявляет, что распахивать задние дверцы своей «Газели» сам не будет – пусть это делает таможенник. Потому что Вадим не хочет оказаться погребённым под вывалившимся барахлом. Упрямый таможенник, не вняв стонам Вадима, бесстрашно распахивает двери. И вытаращивает глаза. Потому что напхано всякого хлама под самую крышу, плотно, без зазоров. «Упаковано Владом», как говорится. Мышь не проскочит.
       Но настырный товарищ просит всё-таки освободить частично правый верхний угол – чтоб можно было заглянуть в недра поглубже. Начинаем споро вытаскивать мелочёвку – на развлечение публике. Целые связки сплющенных 5-литровых пластиковых баклаг от воды (в хозяйстве всё сгодится). Десяток разнокалиберных дынь, торжественно демонстрирующих имена на боках. Гермомешки, коробка с печеньем, ящик с овощами, газовый баллон и Бог весть какой ещё бутор… Как побирушки, натягавшие всё подряд с помоек…
       Следующий в очереди за нами водитель скрежещет зубами на всю таможню:
       - Этак они свои пожитки до завтра будут разгружать-загружать! Хватит!
       Пока ребята суетятся с мелким грузом, меня зовут в салон:
       - Собака ваша? Документы на неё есть?
       О, надо же, впервые поинтересовались. А документики-то не совсем в порядке… Но главное – сделать уверенное лицо. И Шпиля, гадюка, не могла отсидеться под сиденьем – снова вылезла на обзор, разлеглась на седушке.
       - Конечно, есть на собаку документы! На неё документов больше, чем на нас всех, вместе взятых!
       И зашуршала пакетом с бумагами. Но пограничник-таможенник даже не взглянул. Его удовлетворяет само по себе заявление, что всё в порядке.
       Успеваю помочь с погрузкой. В обратном порядке в «Газель» возвращаются «диван, чемодан, саквояж, картина, корзина, картонка и маленькая собачонка»,  дыни, баклаги, печенье, помидоры…
       В Луганск попадаем в обед. Разгружаемся у Жени в гараже, коллективно обедаем (самый-самый прощальный обед) и расходимся. Луганчане – домой, а Вадик любезно соглашается доставить нас с Владом, Шпилькой и катамаранами в Донецк.
          Две вещи невероятно потрясли Вадима в этом путешествии.
       1.Шпилька. Вадик до глубины души восхищён поведением и воспитанностью моей собачки. «Надо же, сколько километров ехали, таможенные контроли проходили – а её не видно, не слышно. Хоть бы пикнула!»
        2.Состояние дороги в Луганской области. Точнее, в ЛНР. Её там просто нет. «Мне друг сказал, что дорога ху…ватая. Но какая там ху…ватая, она – ХУ…ВАЯ!!!»
       И при этом, как только въезжаем в ДНР – дорога по волшебству становится отличной. Почти автобан. И можно ехать не 30 км/ч, а все 100. Вадим шокирован.
 
       Домой попадаем уже в темноте и без труда уговариваем Вадика остаться на ночлег. Домашние тоже встречают вопросом:
       - А чего так рано? Мы вас ждали через неделю…
       А Вадик с содроганием вспоминает «дорогу» между ДНР и Луганском:
       - В темноте я туда не поеду!... Да и по светлому больше ни ногой!
 
 
       Вот и окончен наш колоссальный проект «Каспий». Мечта сбылась.
        Но что-то грустно на душе. Сбылась, да не совсем так, как хотелось. Нет ощущения праздника, удовлетворения от сбывшихся стремлений. Классический пример того, что ожидания оказались завышенными.
       Слишком уж хорошо были организованы предыдущие Чемпионаты МАРИНС, и предполагалось, что к такой же организации добавится экзотика Каспийских берегов.
       Столько усилий, нервов, денег было вложено в эту мечту! Ровно год я жила и дышала только ею. Она спасала меня от горечи потери любимой собаки, сияла путеводной звездой, давала силы трудиться на износ, чтоб только – побывать там.
       Однако организация, в первую очередь - судейство, к удивлению и сожалению, оказалось не достойными регаты такого уровня. И природа Казахстана не развеяла это тягостное ощущение, потому что благодаря неудачной логистике мы практически не увидели каспийских диких берегов. Торчали в населёнке 90% времени. И поход по Каспию, с таким трудом заявленный официально, тоже накрылся медным тазом.
       А через месяц обнаружится, что все наши фото и видео, снятые на Серёжин аппарат, безвозвратно погибли. Нет ни нас со Шпилькой на барханах, ни «Трикстера», летящего сквозь штормящий Каспий… У меня-то есть шансы повторить встречу с Каспийским морем,  а у пожилой Шпильки – увы…
       Впервые за историю моих путешествий нет восторженной радости по окончании похода, и рассказ о поездке на Каспий писался без привычной лёгкости. Поэтому как получилось – так получилось.
 
  Фото: Михаил Холодов, Андрей Павлов, Иван Ляпкало, Евгений Антонов, Александр Ерёменко, Олег Парамонов, Поцхверия Гоча, Анатолий Тихомиров, Евгений Коротких, Станислав Берёзкин, Ирина Лукьянова и люди, скрывающиеся на парусном форуме "Под Гиком" под никами Дракоша, Александр ЕКБ, xaht, Lynx_G, pozdin, TARTAREN.

Видео: Михаил Холодов