АМГА

2001 год
Как мы познакомились. Особенности характераЗнакомство с Айгуль. Первый поход. Штрихи к юному портрету 

2002 год
Первые выставки. Новое место жительства. Поход на Демерджи. Кубок мира "Азиат-2002". Первая защита своего дома

2003 год
Амга попадает в ДТП. О волках, лошадях и деревне. Соревнования по сплаву и "Кубок Донбасса-2003". Вандо Хаус Хасси и ИПО. И снова о Солёном. Чемпионат Украины по парусному туризму-2003. Поездка в Одессу. Амга становится мамой.

2004 год

Собачий детский сад. Конный поход. Воспитание - вещь ответственная! "Кубок Донбасса"-2004. Старая шкура и проверка рабочих качеств.Чемпионат Украины по парусному туризму-2004. Нияз и шашлык из рубца.

Дети от Амир-Хана


(Не)ездовая собака

       Этой зимой удалось покатать сына на собаке. Поскольку чистые обильные снега в нашей местности - явление нечастое, при первой же возможности я осуществила Мишкину мечту. А то ребёнок всё рвался покататься на собаке в санках, а я отговаривала - то ещё молода она, то ноги у неё никак не окрепнут до нужной кондиции, то снега нет, то шлейки, то санок, то времени, то щенность, то кормление щенков...
       Правда, Амга - как упряжная собака - оказалась ещё хуже Айгульки. Для сравнения.
       Самая первая моя собака - беспородный Ярик - был невысок ростом (50 см в холке), тщедушен телосложением, но очень крепок физически, старателен и деятелен. При своём весе 12,4 кг он с энтузиазмом катал меня на санках и лыжах меня, и даже моих родителей.
       Когда Ярик состарился, ему на смену пришла аборигенная САО Айгуль. При росте в холке 60 см и весе 30 кг она обладала достаточной силой, чтоб волочить целые связки детишек на санках, но делать этого не любила. Носиться галопом, как это делал Ярик, Гуля считала ниже своего достоинства. Но рысью, не спеша, без напряжения, она возила ребятню.
       Как-то, после последних щенков, Айгулька не могла восстановить мышечную массу. Я задалась целью собаку "накачать". И, помимо прочего, пользуясь снегом, устраивала ежедневные тренировки по буксировке на санках себя, любимой. Бежать прямо по тротуару, без остановок на обнюхивание окружающего пространства, Айгулька считала глупым времяпрепровождением. Но подчинялась моим настойчивым требованиям и неторопливо рысила, постепенно "засыпая" на ходу. В качестве будильника я использовала длинный прут, который в норме покоился в непосредственной близости от собачьего крупа. Как только Гуля снижала темп тихой рыси до совсем тихой, я рявкала "Вперёд!" и тихонько подстёгивала её по заднице прутиком. Айгуль немедленно прибавляла, хоть и не надолго.
       Пусть и скучно было на Айгульке ездить, но всё-таки это было возможно. А вот Амга оказалась полной неходячкой! Никакие увещевания, ругательства, постукивания прутиками, пинки под зад и пр. на неё не действовали. Стоит, как истукан, и коровьими томными глазами из-под густых ресниц косится. Лупить тунеядку не хотелось, и потому я махнула рукой на её карьеру ездовой собаки. (Теперь понимаю, что правильно Ама делала, оберегая себя от буксировок. Не с её смещёнными позвонками это делать!). Единственное, чего удалось добиться - она бежала за мной или со мной, и волокла санки с Мишей. Но я-то уставала значительно раньше! А ещё она любила, вырвавшись вперёд, завозить санки в глубокий снег на обочинах и показывать, до чего ей трудно тащить сани в таких условиях.
       В общем, от Амги пришлось отстать в вопросе ездового употребления. Так что для неё это была первая и последняя зима в упряжке.

Амгуша работает упряжной собакой

       Зато что касается вольной беготни, то тут она была просто асом. Как-то раз хозяева Амгиного сына Амала взяли нас в машину и поехали в гости к Азали. Вот уж где волкодавы от души нарезвились в зимних заснеженных полях!

Амга, Амал и Азали радуются жизни в окрестностях пгт Луганское

Поваляем в снегу Азалюку



Амал устал изгаляться над сестрой, но Амушка - неутомима

А теперь погоняем Амала

Пора вспомнить о своих любимых людях

А потом мы отогревались горячим чаем и фотографировали собак на память об этой поездке.

Амал, Амга и Азали

       На видео - прогулка в Ботанический сад с уже годовалыми Амалом и Алашой.

{youtube}VZ3pS9391lg{/youtube} 

Поход со студентами

      Очень давно мне хотелось пройти пешком от своего дома к Донецкому морю, обойти вокруг него и вернуться домой муниципальным транспортом. А заодно совместить приятное с полезным – организовать студентов. В апреле 2005 года задумку удалось воплотить в жизнь. Правда, из огромной толпы студентов, желавших пойти в поход, к моменту старта осталось всего ничего - 4 чел, но я восполнила их недобор сыном Мишей, сестрой Машей, приятелем Вовой и, естественно, собакой Амгой.            

Стадион "Олимпик". Треть пути пройдена

       Поход занял весь день. «Туристки» пришли абсолютно не подготовленными, и мне пришлось снабжать чуть не каждую из них рюкзачками и ветровками. Слава Богу, что хоть пищу и воду они с собой взяли.

            Маршрут наш пролегал как по пустырям, так и по жилому сектору. И везде в глаза бросались  стихийные свалки. Мы с Володей не упускали случая всякий раз капать студенткам на мозги – вот, смотрите, как плохо, когда всё кругом завалено мусором. Один бросил бутылку, второй – пачку от сигарет, третий… А восьмой уже видит образовавшуюся горку мусора и считает, что сюда и надо выбрасывать. Так и появляются стихийные помойки. По ходу следования мы насчитали… 15 (!) больших свалок! И это не считая мелких. Разве можно так жить, загаживая собственный город?        

Преодоление ручейка. Миша прыгает, а Ама охотится на кого-то

            Добравшись до Донецкого моря – небольшого искусственного водоёма на юго-западном краю Донецка, расположились на пикник. И глаза мои полезли на лоб от удивления и возмущения, когда девочки, после всего увиденного, после услышанного, побросали остатки посуды в лесу, на берегах «моря»! Заставила их немедленно всё собрать и нести с собой до официального мусорника, но была в шоке и гневе от их душевной глухоты! А я-то распиналась в надежде, что меня кто-то слышит…            

Мостик через реку Кальмиус

            Амушка вела себя идеально, но я другого от неё и не ожидала. Предупреждённые студентки на собаку не обращали внимания, и она свободно бегала на природе, не обращая внимания на них. Её больше интересовали бабочки, мыши, лягушки и собачьи следы. И это – крайне злобное и весьма опасное животное! Которое при правильном и уважительном к нему отношении не причиняет окружающим не то что вреда, но даже беспокойства.            

Ама охотится за Машей

            Жаль только, что накануне Амга порезала лапу и в течение всего похода прихрамывала. Но такое с ней случалось крайне редко. У неё были очень «набитые» тренированные подушечки на лапах, и резала она их за всю жизнь столько раз, что пальцев одной руки хватит, чтоб пересчитать.

            Обратно возвращались троллейбусом и трамваем. Домой вернулись к вечеру,  очень уставшие и довольные прогулкой.

 Юго-западная окраина Донецка. Микрорайон Широкий

Первое парусное путешествие

       В начале мая, аккурат ко Дню Победы, мы проводили небольшую традиционную регату в центре Донецка, на акватории Кальмиусского водохранилища - "Кубок Донецка". Мой катамаран радикально обновился. Теперь вместо украденных дюралевых шпангоутов он гордо хвастался поперечным набором из... сантехнических пластиковых труб! Это ноу-хау в кораблестроении стоило испытать, для чего Кальмиусское водохранилище было прекрасным началом. Если развалимся - то до берега плыть недалеко.
       В связи с конструкционными новшествами "Авантюр" поменял имя. Авантюризм - это, конечно, хорошо, но у меня планы на катамаран выстраивались грандиозные. И имя "Мистраль" соответствовало наполеоновским планам гораздо лучше. Сильный, ледяной северо-западный ветер, налетающий на тёплые равнины Франции из Арктики - Мистраль - способен крушить камни из-за резкого перепада температур. Так и мой катамаран отныне - "сильный, гордый, всесокрушающий "Мистраль"!
       Поскольку испытания лодки длились дня три, и ночевали мы на берегу, то для сохранности имущества я брала на стапель и Амгу. Днём прятала её в кустах, на короткой привязи, а ночью привязывала к катамарану. И эта ретивая охранница снова умудрилась поставить отметины одному из моих знакомых. Не разобравшись, куда идти нельзя, Саша, племянник моего матроса Юрия Воловенко, сунулся прямиком Амочке в пасть. Та не упустила своего шанса и в прыжке хватанула парня за грудную клетку, оставив на  ней царапины от резцов в виде нескольких восклицательных знаков. Хорошо хоть, что Саша не обиделся, а, наоборот, превратил отметины от зубов собаки в предмет гордости и хвастовства.
     "Мистраль" прошёл испытания весьма успешно, и в конце мая мы усложнили ему задачу: предстояли гонки по Краснооскольскому водохранилищу за Кубок Донбасса и Кубок Украины.

      Я снова везла и "Муму", и "Мистраль", и студентов, и друзей, и сына, и собаку. Для такого количества вещей и народа с помощью профкома института, где я работала, удалось нанять автобус, чтоб облегчить доставку участников туда и обратно.
         Итак, в этом году Амге предстояло первое парусное путешествие к неизведанным берегам.  Теперь уже, когда у меня в экипаже была собака, не имело смысла садиться за румпель "Мумы". В эту экстремальную лодочку я отправила капитаном своего старпома Вову Яремчука, туда же откренивающим - 15-летнюю сестру Машу и шкотовым на стаксель - 11-летнего сына Мишу. 

       В моём экипаже, на "Мистраль", помимо Амги, шли ещё Виктор Воронин и Юрий Воловенко.
       
       По прибытии на стапель первым делом коротко привязала Аму.  Теперь никаких блок-постов. Потому что охраняла она своё дерево и наш лагерь очень рьяно, а туристы по-прежнему не всегда отдавали себе отчёт в том, куда идут. И продолжали попадать ей на зуб. Спасало нас от коллективной расправы только то, что люди были крепко выпимши и потому или плохо помнили, откуда у них царапины, или осознанно признавали, что сами виноваты.

            Зато при спускании с поводка Амга становилась практически безопасной для окружающих. Она готова была заниматься любыми интересными делами – всё нюхать, исследовать – и не шибко злобствовать на охране. В свободном состоянии она просто отпугивала, прогоняла чужаков рыком. Но только после её кусательных «подвигов» бесполезно было объяснять это людям. Зная,  на что Ама способна, туристы настаивали на том, чтоб её не отпускать с привязи. А когда я говорила, что от этого она только злобнее и бдительнее становится, мне никто не верил.

            В нашей среде у Амы даже появились заслуженные клички «Ам-Ам», «Ням-Ням», «Амка-Хамка» и «Амка-Самка».

       Вообще-то данная особенность характера была довольно удобна. Надо поставить собаку на охрану – привязываешь её к объекту. Охранять начинает тотчас, словно привязь – сигнал к началу работы. Нужна управляемая собака, которая никого не трогает – отпускаешь с поводка и наслаждаешься совместной прогулкой.

       Нужен телохранитель – ведёшь Амгу на поводке. Она очень внимательно сканирует окружающее пространство на предмет потенциальной угрозы. Приближаться ко мне можно не ближе длины поводка. Пересечение границы карается атакующим броском с пугающим рыком.

       За этой длиной люди могут делать что угодно. Но если они громко кричат, шаркают ногами, шумно пыхтят, жестикулируют – немедленно попадают под подозрение и берутся под усиленный контроль. Ама могла рыкнуть, сделать предупредительный выпад – пока оппонент не примет облик добропорядочного среднестатистического гражданина. Поскольку во многих случаях люди не виноваты, что не так дышат или двигаются, как считает нужным моя собака, пришлось научиться различать их в окружающей среде, как потенциальные объекты угрозы, и заранее брать поводок покороче.

       Кстати, "неправильных" граждан Амга отслеживала не только на земле, но и в небе. Добропорядочные люди если и выглядывают из окон, то тихо. Никаких выкриков, громкого хлопанья развешиваемым бельём на балконах! Если они нарушали дисциплину, Ама взрыкивала на них, приподнимаясь на задние ноги. И чем больше возмущались бабушки из окон, тем решительнее становилась моя собака в готовности боем отстоять свой взгляд ни мировой порядок.

       Кроме прочего, Амгуша обожала «строить» собак, кошек и птиц. По её разумению, "правильные" собаки должны двигаться равномерно и не быстро, на большом от нас удалении, ничего не жрать, никого не гонять и в почтении уступать дорогу.

       "Правильные" кошки обязаны сидеть по подвалам или деревьям. В крайнем случае – тихо сжавшись в комочек где-нибудь в закутке.

       "Правильные" птички не должны собираться в стаи. И чирикать им дозволяется только на деревьях.

       Если всё шло по расписанию, Ама выглядела очень довольной на прогулке. Ей с её замашками хорошо было бы работать в патруле. А ещё лучше – в концлагере. Стремление к наведению порядка на вверенной территории не зависело ни от времени суток, ни от усталости, ни от наполненности желудка. Создавалось впечатление, что поддержание дисциплины – основной смысл и главная радость в её жизни.

       Причём это состояние души и ума было ярко врождённым и чётко передавалось по наследству её потомкам. Я старалась практически не вмешиваться в добровольные порывы моей собаки. Она всё делала правильно, а мне было интересно за ней наблюдать и лишь чуть-чуть корректировать её пыл.

       Возможно, это амкино поведение и послужило толчком к тому, что я решила её совсем не дрессировать. За исключением святой для всех собак команды «Ко мне!». Интересно было поведение «азиатки» само по себе. Уж слишком яркой личностью она была.

       Но я отвлеклась от темы.

      В четверг регата стартовала из базового лагеря и направилась за 20 км ниже по течению - к острову Муравьиный, на котором предстояло финишировать и ночевать. В пятницу утром предписывалось стартовать с Муравьиного обратно в базовый лагерь. 

       Эта маршрутная гонка, хоть и не длинная и не сложная, но всё же была первой не только для Амги. И я, и Володя впервые взяли на себя ответственность за чужие жизни и, став капитанами парусников, отправились в увлекательное, полное неожиданностей плавание. К счастью, формат "Кубка Донбасса" был удобен именно для начинающих парусных путешественников: близкие берега, не очень суровые климатические и ветро-волновые условия, соседство более опытных товарищей. Всё это придавало оптимизма и надежды в удачном завершении нашей авантюры.
       В этот раз я не ставила своей целью - победить. Нужно было хотя бы пройти маршрут от начала до конца. Как водится, к "Кубку Донбасса" присоединили и "Кубок Украины" - менее значимое для туристов-парусников мероприятие, но необходимое для Киевских чиновников и для существования ФСТУ (Федерации спортивного туризма Украины).  

Амгуша на борту "Мистраля"

       Амга бесстрашно отправилась на уже знакомый борт знакомого парусника и довольно спокойно пролежала на носовой палубе всю маршрутную гонку до самого Муравьиного. Единственное, что выдавало её волнение - это учащённое дыхание. Но, даже испытывая некий дискомфорт или опасения от качки на небольших волнах, Амушка не бродила по катамарану, не мешала нам управлять и получать удовольствие от гонки.

"Морской" пёс

Витя-пират и Ам-Ам

 
       К финишу на Муравьиный мы прибыли где-то в первой половине участников, вскоре причалила и "Муму". Помня о последствиях характера моей четвероногой охранницы, мы сдвинули "Мистраль" и "Муму" поближе, образовав меж их бортами небольшой "вольер", в котором и привязали Гушинду. С тыла поставили палатки, а  с фасада расположились сами. Теперь наша злючка была надёжно перекрыта со всех сторон, и пробраться к ней в зубы можно было только, перелезая через "Мистраля" и "Муму".
   
В гостях у Амы. В импровизированном "вольере" - пространстве для собаки, ограниченном бортами наших парусников.

Я, наша студентка и Вова в Амкином "вольере"

       Кругом туристы уже приступили к обеду-полднику, а мы с ужасом осознали, что в предстартовом волнении совсем не подумали о еде! У нас на всю компанию оказалась всего две банки рыбных консервов, случайно прихваченные Виктором! Сердобольные туристы поделились с нами хлебушком. Подкрепившись, мы решили пойти на поиски приключений и еды, обследовать окрестности в поисках выхода в цивилизацию.     

       Оказалось, что Муравьиный - не остров, а полуостров. Об этом радостно сообщил с высокой сосны Виктор, который взобрался туда ловко и быстро, словно обезьян. И мы, направляемые Витей, пошли на поиски пищи. Помимо голода, гнало вперёд и ещё одно - желание избавиться от засилья муравьёв. Недаром остров назвали Муравьиным! Их здесь - мириады! Неисчислимые полчища! И нет для них никаких препятствий! На полубы кораблей по скользким трубам они взобрались в первые же секунды нашего прибытия на сушу. Даже если бы они не кусались, а просто бегали по коже - и то это была бы невыносимая пытка. Но эти твари Божии ещё и кусались, если им что-то не нравилось!
       Витя авторитетно заявил, что к ночи муравьи отправятся спать, и вот тогда отдохнём. А пока лучше свалить с острова прогуляться куда подальше. К счастью, муравьи за нами не гнались, и мы от них отдохнули, пока бродили. Однако, спать они не собирались! Это был какой-то особенный вид муравьёв, которые, наверное, вообще не ложились спать никогда! Скрыться от них можно было только в современной "дышащей" палатке с хорошей герметизацией.     

Подводными тропами - к источнику пищи. Вова Яремчук, Маша Карпенко, Юра Воловенко, я, Мишаня и Амга

       Вдоль берега шли тропы, в некоторых местах заводящие путников в воду, но потом выводящие на сушу. Видимо, эти тропы летом полностью были открыты, но к весне вода прибывала и покрывала их. Однако заблудиться было сложно, и потому вскоре эти полуподводные тропы вывели нас в " материковый" лес.

Романтика странствий

Волшебное лесное озеро

       Путь к пгт Боровая предстоял через романтичнейшее лесное озеро, в котором мы не преминули сфотографироваться.

Благодаря появлению у меня "Мистраля" жизнь засияла новыми яркими красками и приключениями

С Амушкой в лесу

       В Боровой мы подкрепились в каком-то кафе, прикупили продуктов на завтрак и, радостные, отправились обратно в лагерь. Больше всех, конечно, радовалась Амга - ей удалось славно помотаться на свободе по лесу.
       Утром перед стартом два наших экипажа запечатлели свои счастливые лица у символа острова Муравьиный - Камня Большой Мечты.

       Муравьиный - остров романтиков и мечтателей
       
       Обратный путь оказался весьма нелёгким. Особенно для экстремальной лодочки "Муму". Даже на более комфортном "Мистрале" встречные ветер и волна пополоскали нас от души. Нескончаемые смены галсов вымотали всю душу. На "Муме" вообще процветал беспредел. На аутригер-балках частично пооборвались стропы, и откренивающая Маша применяла всё своё мастерство примата, всё своё мужество хомо сапиенс, всю ловкость юной девы, чтоб балансировать лодку, едва держась на двух растопыренных трубочках. Лишь склонность к чёрному юмору поддерживала Машкины силы. Об этом она потом поведает в своей очередной горестной песне о "Муме" по итогам "Кубка Донбасса".
       Однако страшнее всех страдал Мишаня. 11-летний пацан сидел на носу байдарки и был регулярно поливаем каждой волной. Ручонки его, вцепившиеся в стаксель-шкот, окоченели и скукожились, задница ныла от твёрдой седушки, всё тело посинело от холода. Кайфа от гонки Миша не то что не испытывал - он просто ненавидел парусный туризм, байдарку "Муму" и всех тех, кто этим занимается, включая мать родную. Мишаня скулил беспрерывно, время от времени плакал, выл, ругался.
       Рулевой Вова, по профессии - педагог - применял всё своё педагогическое умение, чтоб хоть как-то дотянуть до финиша, и чем скорее, тем быстрее Мишино нытьё закончится. Он и уговаривал, и сулил все сокровища мира, и рявкал, и грозил всеми карами небесными. Ребёнка понять было можно, ибо сам конструктор "Мумы" называл место шкотового, на котором мучился Мишка - "карцером". 
       За все страшные мучения в следующем году Мишане-страдальцу вручили спецприз - пластиковый парусничек с синими парусами на взметнувшейся пластиковой волне с именной надписью - "Мише Дмитруку. За стойкость в испытаниях "Мумой". 2005 г"

     Как отгонялись "Треугольники" - не помню. И "Мистраль", и "Муму" выступили весьма посредственно, но главная цель была достигнута. Наконец-то оба судна прошли дистанцию и КУ, и КД от начала до конца, без поломок и происшествий!

       Итогом нашего участия в регате стало получение уникального приза - Кубка Карцева.  За воплощение оригинального конструкторского решения - успешно функционирующих элементов сантехнического пластика в несущей раме "Мистраля". А также я отхватила скромный денежный приз как "Лучшая женщина-капитан".

      Полная версия регаты, а также больше фото здесь: "Кубок Донбасса-2005".

       Немножко об Айгуль

        Увлекшись рассказом об Амге, я упустила из внимания мою старушку Айгульку, которая в этом июне перевалила 14-летний рубеж. Последние шесть-семь лет это была самая замечательная собака в мире - уже послушная, внимательная и мудрая настолько, что понимала меня с полувзгляда, и общение с ней доставляло одни положительные эмоции. Милая, любимая старушенция! Гуляла она эти последние шесть-семь лет вообще всегда на свободе - никого не обижала, со всеми дружила, ко всем благоволила. Так забавно радовалась каждой встреченной дворняге!.. Людей же просто игнорировала. То есть была абсолютно управляемая и безопасная для окружающих собака. И как жаль, что именно в таком состоянии, когда ничто не омрачает взаимного сосуществования, собаки нас покидают! До чего же горько, что у них столь короткий век! Вот и Айгульке оставалось жить менее года, только кто об этом знал? Я понимала, что количество прожитых ею лет уже звенит о близком финише, и потому берегла её, щадила от нагрузок и переживаний, ценила каждую минуту, проведённую вместе. Уход из жизни первой моей собаки - Ярика - дал мне пищу для глубоких размышлений о смысле бытия, о любви и доброте, о верности, о горечи утрат. И потому каждая моя последующая собака в старости получала больше любви и заботы, чем предыдущая.

Айгуль - дочь Сакарских песков Чарджоуской области Туркменской АССР

       Вспомнился смешной и грустный эпизод. Идём на прогулку; Амга на поводке, Айгуль на свободе. Проходим по скверу. На обочине дороги сидит кошка. Амга молча идёт мимо, Айгулька тоже, как обычно, собиралась пройти мимо, но почему-то сегодня передумала. Видимо, у неё было боевое настроение, и она решила похулиганить. Взяла и с бодрым рыком выпрыгнула на кошку. А та, вместо того, чтоб сыграть в поддавки и дать дёру, внезапно с яростным шипением атаковала мою старушку!
       Айгулька от неожиданности оторопела и отступила. Но боевой кошке этого было мало, и она стала драть мою собаку когтями. Гуля взвыла и помчалась по скверу, вдоль дорожки близ жилых домов, спасаясь от разъярённого монстра. Кошка успешно преследовала её по пятам, наподдавая то справа, то слева по заду когтистыми лапами. 
       С воем пробегая мимо одного из подвальных окон, Айгулька привлекла внимание ещё одного кровожадного кошака, мечтающего отомстить собачьему племени. И тот подключился к погоне. И уже два хищника гнали мою среднеазиатскую овчарку по дороге! Это было бы смешно, если б не было так жаль старенькую собаку. Бегать рысцой Айгулька ещё могла свободно, галопом - с трудом, но могла, и только по прямой. Скорее, это был уже не галоп, а судорожное подставление задних ног под корпус. А вот на поворотах Гуля уж совсем теряла ловкость, входила в них тяжело и с риском падения. И сейчас паникующая старушенция не сумела на повороте удержаться на ослабевших ногах и упала. Её накрыли ошалевшие от безнаказанности кошаки. Надо спасать!!!
       И я отпустила поводок Амги. Молодая уж давно рвалась на защиту старшей подруги, возмущённая кошачьим беспределом. Да привязь не пускала.
       Получив свободу, Ама в несколько прыжков подлетела к клубку тел и хватанула первую попавшуюся кошку. Но поскольку ни разу в жизни кошаков она не ловила и не трепала-не убивала, то от неожиданности тут же раскрыла пасть. Кошка в ужасе рванула прочь, Ама - за ней. Вторая кошка не стала испытывать судьбу и улизнула в какую-то щель.
       А сбежавшая полезла на дерево. Однако не столь ретиво, чтоб увернуться от подпрыгнувшей вверх Амги, которая лихо сдёрнула её вниз. Теперь следовало спасать уже кошку. К счастью, Ама быстро по команде разжала пасть, а кошке хватило ума исчезнуть-испариться.
       Возвращаемся к Айгульке. Она уже поднялась на ноги. Бока ходят ходуном, в глазах - недоумение и испуг, язык вывален до земли.
       И жалко её, и смешно.
       - Что, - говорю, - поваляла дурака? Пуганула кошечку? Эх ты, Балда Ивановна!
 
Амушка на одной из прогулок. Копается в земле

Морские приключения

       В этом году мы обновили раму "Мистраля", о чём я уже упоминала. Вместо исчезнувших в неизвестном направлении дюралевых шпангоутов сварганили эксклюзивную и оригинальную раму из водопроводных пластиковых труб. Весь процесс творчества подробно описан в моём докладе на научной конференции, проходившей в Донецком институте искусственного интеллекта. Издан он в научном сборнике ВАК.
       Испытав сантехнику в щадящих условиях Кальмиусского и Краснооскольского водохранилищ, решили усложнить задачу - пройти маршрут Чемпионата Украины-2005 по Азовскому морю.
       Сказано - сделано. В экипаже у меня оказались двое молодых мужчин - Володя Яремчук (старпом, сменный рулевой) и Витя Воронин (матрос и бортмеханик). А также сестра Маша Карпенко 15-ти лет (боцман) и четырёхлетняя среднеазиатская овчарка Амга (постоянный телохранитель во всех начинаниях).
       Поскольку личного автотранспорта ни у кого из нас не было, поехали по-старинке - на электричке до Мариуполя, а там своим ходом по морю - до базового лагеря. 

В ожидании электрички на Мариуполь. Я, Вова, Амга и тюки с "Мистралем"

       Учитывая, что женская половина экипажа не могла полноценно переносить грузы, весь тяжкий труд пал на плечи наших двух мачо. Мы с Машей транспортировали мелочь: провиант, воду и личные вещи команды. Амга привязывалась к первому или последнему из тюков для охраны.

       В Мариуполе с помощью привокзальных тележечников дотащили барахло до моря, где и приступили к сборке. За полдня из-за жары и малоопытности осилили только раму. Мачту с парусами оставили на завтра. Привязав Амгу к собранной раме катамарана, мы с Машей и Вовой отправились на ж/д вокзал умыться перед ночлегом пресной водой. Витя от такой "барщины" отказался и предпочёл дежурить на вещах в паре с собакой.

    Когда через полчаса мы вернулись, глазам нашим предстала драматическая картина. Какой-то очень крупный мужичок, вдрызг наалкоголизированный, издалека ругался с Витьком непристойными словами. Ама разрывалась басовитым лаем. Заметив нас и осознав, что хозяйкой крапчатой стервозы являюсь я, мужичок внезапно спустил штаны, демонстрируя сначала укушенное бедро, а потом целое и невредимое мужское достоинство. Этим самым достоинством он выразительно тряс и грозился с его помощью поиметь сначала крапчатую тварь, а потом всех нас.

      Поскольку в полной оторопи от бурных событий мы не нашли что сказать в ответ, мужичок натянул штаны на место и сообщил, что пошёл за друзьями и топором.

       Отойдя от ступора, кинулись за разъяснениями к Вите. Оказывается, сей местный субъект захотел поближе ознакомиться с катамараном. Но поскольку едва стоял на ногах и вёл себя дерзко, Виктор решил его культурно отшить. Не получилось. Субъект упорно щупал лодку, не обращая ни малейшего внимания на разрывающуюся от ярости Амгу и что-то вещающего Витю.

       Оскорблённый полным игнорированием своей персоны, Витя злорадно предупредил, что катамаран охраняется злобной собакой, от которой лучше держаться подальше. Мужичок возрадовался новому препятствию и с воинственным воплем: "Где она? Я её сейчас заломаю!" отправился прямиком Амушке в пасть. Виктор не стал ему препятствовать никакими средствами, кроме словесных. Видать, в душе он мечтал, чтоб хоть Амушка поставила наглеца на место.

     Витины мечты сбылись. Ама захлопнула капкан челюстей на бедре бедолаги. Смелой собаке не было дела до того, что её собрались заломать. Мужичок, конечно, ретировался, с трудом выдрав ногу из собачьих зубов. Но был крайне возмущён таким негостеприимством.

       Я в шоке от происшедшего. Интересуюсь, неужели нельзя было как-то разрулить ситуацию мирным путём? На что Витя оскорблённо заявил, что хамство должно быть наказуемо.

        И что теперь делать?

       На берег примчалась какая-то женщина с советом: бегите! Сейчас здесь будет полпосёлка.

       Отважный Витя гордо выставляет грудь навстречу опасности. Пусть только сунутся! Я их!..

       Пользуясь правом капитана, жёстко распоряжаюсь немедленно бросать все шмотки на борт и как можно скорее уходить в море на вёслах. Разве сможем мы - две женщины и два парня, даже под прикрытием кусающейся крупной собаки, - спасти себя и катамаран от расправы?

       Поспешно выгребая подальше в море, решаем оставаться ночевать на воде, на якоре. И хорошо, что уже сгустились сумерки, и нас с берега не видно. Исчезли. Надеемся, что местные не сядут в лодки и не будут обшаривать акваторию.

       Ночёвка прошла успешно и даже была полна некоторой романтики. Якорь, к счастью, держал хорошо, и нас не снесло в порт. 
    Поутру, взявшись за вёсла, причалили километрах в полутора западнее места вчерашней сборки, на городской пляж. Тут поставили мачту, паруса, позавтракали и отправились в первое самостоятельное морское плавание.

Перекус на борту. За кормой - дымы Мариуполя. Идём в Мелекино.

       Заночевали на полупустынном берегу где-то недалеко от Мелекино. Амгу, конечно же, привязала - во избежание эксцессов. Мы вечером достаточно долго гуляли с ней на свободе по полудикой природе Азовских берегов.

Ночёвка близ Мелекино. Вечерняя болтовня с подружкой-Амгушкой.

Доброе утро! Амга и Маша.

       Поскольку прибыли мы одни из первых, то "забили" себе удачное местечко возле "вольера" для катера. Лодки в клетке не было, а вот прочность решётки и размеры "вольера" радовали. Туда можно было спокойно поселить Амгушу и уже не бояться, что она кого-нибудь "приложит". Поскольку ключей от навесного замка мы не имели, пришлось сделать подкоп и отправлять собаку "домой" через низ, ползком. А потом этот лаз заваливать вещами, чтоб собака не вылезла несанкционированно. Дважды-трижды в день я её выводила на часовые прогулки свободно побегать по диким местам. И возвращала обратно. На свободе Ама никого не трогала, а вот "при исполнении" всегда превращалась в мегеру. А чтоб никому из отдыхающих не пришло в голову всовывать в решётку пальцы, Маша написала страшный плакат-предупреждение об опасной собаке: "Граждане! Берегите части тела! Злая собака!"
 

"Граждане отдыхающие! Берегите части тела: злая собака!"

       В первый день соревнований проводили, если не ошибаюсь, гонки по треугольной дистанции. Результатов "Мистраля" не помню. На следующий день ожидался приезд телевидения. А у нас - "Спасработы", самая интересная дистанция. 

       Утром следующего дня прибыли телевизионщики ТРК "Украина". Им приглянулся наш экипаж - и женщина-капитан, и собака на борту, и пластиковые водопроводные трубы. Поэтому у меня брали интервью, а спустя месяц пригласили к себе в студию поговорить о собаках.
       Вот телерепортаж ТРК "Украина" о Чемпионате Украины-2005:
       


 
       На третий день был дан старт в маршрутную гонку. Первую в моей практике морского судовождения. А потому самую памятную. 

Старт в маршрутную гонку. Амга уже возлежит на палубе в полной готовности к дальнему плаванию.

       Первым промежуточным финишем был Урзуф. Тут все высыпали на берег. Была запланирована ночёвка с дискотекой, с участием в песенно-танцевальном конкурсе детворы из детских оздоровительных лагерей. Руководила всем процессом Татьяна Ошуркова, которая работала летний сезон музработником в этих лагерях. Она-то и договорилась с начальством о приёме парусных гостей, предоставлении детям возможности пообщаться с туристами и их парусниками, договорилась о столовой, дискотеке и прочих полезностях и приятностях.

       Больше всего напрягало, что беззаботные толпы детишек опасно близко подходят к "Мистралю". Ведь в экипаже нашей лодки состоит Амга Акташевна. И сейчас сия мегера упрятана под палубу в тенёк и столь коротко привязана к осевой балке, что никак до детишек не дотянется. А всё равно страшно. Вдруг кто из детей захочет нырнуть под палубу? 
       Поэтому вчетвером мы заняли оборону по периметру лодки и вплотную никого к ней не пускали. 
       К счастью, утробное ворчание и рычанье из недр катамарана, подкрепляемое нашими рассказами-ужастиками, отвадило детей от "Мистраля" и они устремились к более безопасным парусникам.

Промежуточный финиш в Урзуфе. Попиваем чаёк с организатором встречи с пионерами - Татьяной Ошурковой.

       На "Мистрале" же обнаружился форс-мажор. Машенцию стало укачивать! Закрыв лицо своей крапчатой чёрно-зелёной банданой, она молча страдала, ненавидя весь свет. Мы тогда ещё не знали, как ей помочь. А вот Амушка чувствовала себя великолепно и постоянно с надеждой пялилась на берег. Для неё это было первое серьёзное многочасовое путешествие на парусном катамаране. И - в море, участницей Чемпионата Украины!

       В общем стремительном потоке на попутном ветре мы донеслись до берега, пригодного к высадке - пологого, песчаного, под глинистыми обрывами. Пока Маша отходила от морской качки, я шустренько пробежалась с Амгой по пустынным берегам Бердянской косы. Пускай собачка расслабится после гонки, хлебнёт запаха земли да мышцы разомнёт.

       И тут команда по участникам: стартуем дальше! Здесь оставаться опасно из-за риска обвалов.

Машу одолела морская болезнь, и она никого не хочет видеть. А Амгушке - хоть бы хны!

       Наконец, очередной этап бесконечной сегодняшней гонки завершился несколькими километрами западнее, в районе с. Новопетровка. 

Дикие берега Приазовья -  рай для любителей природы и путешествий!

       Поставив палатки, с упоением помчались исследовать дикие нехоженые места. Мы все были здесь впервые в жизни, и нас интересовало абсолютно всё. И тучи мошкары в зарослях, и неведомые растения, и толпы змей под ногами, вдоль самой кромки воды. Воронин с непоколебимой уверенностью убедил нас, что это - всего лишь безобидные полозы, и мы предпочти змеиное общество комариному. Потому что оно хоть не звенело и не кусалось.

       Амга с восторгом нышпорила по окрестностям и самозабвенно вынюхивала всё и вся. Находясь не при исполнении, она никогда не нападала ни на кого, и я была спокойна, что случайно встретившиеся нам наши же туристы не пострадают от её секьюритского рвения. Собака чётко понимала разницу: работаем, охраняем-зубы распускаем - не работаем, расслабляемся, отдыхаем-бегаем.

Вот так выглядит Рай. Одна из ипостасей.

       К нашему ужасу, мы не взяли никакой защиты от комаров. А с закатом солнца полчища мошкары доросли до угрожающих масштабов. Ночью нас спасло только то, что мы мудро легли спать вдоль баллонов, под катамараном, где воздух продувался сквозняком.

       И проснулись с нормальными портретами. А вот тех, кто залез в палатку или спрятался в уютном местечке от ветра, ждал страшный сюрприз. За ночь кровопийцы превратили их лица в неузнаваемые маски. Глаза - лишь щёлочки, лбы - как у Карла Маркса, а пальцы - словно сардельки, и не сгибаются. 

       Старт в обратный путь выдался тяжелым. Особенно - для Амги. Мы впервые в своей жизни выходили сквозь прибой. Катамаран подскакивал на волнах, вздымая в небо то нос, то корму. Получив команду "На борт!", собака взлетела в воздух, целясь на палубу. Но именно в этот момент корма тоже взлетела, и Ама ударилась грудью о кормовую балку. Вторая попытка повторила неудачу. Вообразив, что, наверно, нужно прыгать ПОД катамаран, в третий раз Амочка нырнула под кормовую балку - и была встречена мощной морской волной. Совсем растерявшись от невозможности осуществить задуманное, собака принялась методично пытаться то нырнуть, то взлететь. И всякий раз получала то поток воды в морду, то трубой по ногам. На пятой или какой-то там попытке Вовка просто схватил собаку в охапку и забросил на палубу. Я не могла этого сделать по причине Амкиных габаритов - 50 кг живого веса!

       Гонка по встречному ветру, через встречную волну разительно отличалась от вчерашней прогулки на попутном ветре. Мы порядком измотались. Ведь опыта хождения по таким условиям у нас не было. Собака, подбрасываемая волнами на носу "Мистраля", распустила когти, словно львица, пытаясь зацепиться за скользкий тент палубы. В напряженном цеплянии за скользкий прыгающий островок суши в бурном море она провела нелёгких пять-шесть часов. После этого приключения я сшила ей спасжилет. Вот смыло бы за борт - как спасать? До берега не доплывёт, за катамаран "руками" не зацепится, вытащить тяжеленную мокрую тушку на борт, не имея приспособлений, очень трудно.

       Зато спать в базовом лагере попадали, как убитые. И Амга в том числе.
 
Укатали Амку морские горки...

       Остаток дня катались на "Мистрале" по Ялтинской бухте. Витя учился рулить на крепком ветру. А поскольку товарищ он очень упрямый, и в мужском деле авторитет бабы для него - ничто, то весьма скоро он выломал шверт. 

       Поломка шверта - не катастрофа, но весьма неприятно. Потому что завтра предстояло возвращаться в Мариуполь. А ветер усиливался и дул навстречу предстоящему маршруту. Ремонт в кустарных условиях мог не спасти ситуацию. От окончательной ссоры нас спасло известие: мы - ВТОРЫЕ в ЧЕМПИОНАТЕ! В классе до 12 кв.м. Несмотря на небольшой опыт, на сантехническую раму, на лишний вес в виде собаки... Есть у нас потенциал!

       Наутро началось награждение участников и закрытие соревнований. Я разве что не летала от нашего успеха. Сколько мытарств с "Мумой" - и такой стремительный спурт на "Мистрале"! А ведь у нас так много впереди возможностей улучшить результат! Это - только начало! Испытания пластиковой рамы закончились триумфом.

       Вернувшись к катамарану, стали готовиться к выходу в море. Мужики уже кое-как отремонтировали шверт. И хотя он вызывал во мне смутные сомнения, ничего иного всё равно не оставалось. У нас не было личного транспорта для перевозки катамарана. Однако тут-то нас поджидало то, что случается рано или поздно со всеми новичками, путешествующими в экстремальных условиях: мы рассорились в хлам. О возвращении морем не могло быть и речи, потому что ребята нас с Вовой, Амгой и катамараном  бросили на берегу. Пришлось срочно разбирать лодку и искать возможности её транспортировки в Донецк по частям.

Вице-Чемпионы Украины по парусному туризму

Жизнь - прекрасна!!!

       Рассовывали уезжающим участникам по две-три трубы от моей лодки. Люди кряхтели, впихивая невпихуемое, но забирали "Мистраль" мелкими частями.

       А сами мы втиснулись в автобус луганчан, и без того плотно набитый вещами и людьми. Мы с Вовой стоя на ступеньках ехали всю дорогу до Донецка, а бедняга Амга ютилась на тех же ступеньках у наших ног. И тоже - стоя, что для собаки - весьма суровое испытание.
       Но Ама выдержала все приключения этого похода со стоическим спокойствием и без видимого вреда для здоровья.
       Полную версию судового журнала и больше фото можно увидеть здесь: "Чемпионат Украины-2005".

 
 Как у нас поселился Кис

       В связи с приобретением катамарана  мои еженедельные посещения физико-технического института НАН Украины стали системными. Потому что в рабочей комнате № 207 уж не первый десяток лет базировалась штаб-квартира главного идеолога парусного туризма Донецкой обл. Игоря Крыгина.  А заодно в отдельной комнатке (получившей имя  Кайбаш) хранились в разобранном состоянии «Мистраль», «Муму», а также по всем этажам и подвалам располагалась мощная научно-ремонтная база (умные технические головы, золотые руки и инструментарий).

            Времени на полноценный выгул Амги в эти дни оставалось мало. И тогда я повадилась брать собаку с собой в институт. Обычно к вечеру народ покидал рабочие комнаты, и тут наступало время «больных на голову» парусников, которые нередко задерживались в кулуарах физтеха до поздней ночи. Бедные вахтёрши вздыхали, закрывая за нами двери после 23-х ч вечера и только удивлённо интересовались:

            - И вот оно вам надо, торчать тут ради этих железок до ночи?

            А когда наступали горячие деньки перед отъездом «в моря», мы могли сутками сидеть в Физтехе и готовить матчасть к суровым испытаниям. Могли даже оставаться с ночёвкой. К счастью, ни сотрудники института, замечавшие нас с Амгой, ни бабушки-вахтёрши не были против столь крупного животного в стенах научного заведения. Царила полная демократия и взаимоуважение интересов. Мы не мешали учёным творить науку, они не мешали нам заниматься «глупостями».

            Кстати, ещё с советских времён парусный туризм в Донецкой области начал своё победоносное шествие именно из стен Физтеха, потому что руководство всячески поощряло «внерабочую» общественную деятельность своих сотрудников.

            Общественный транспорт в те времена ходил до поздней ночи, и мы с Амой двумя трамваями прекрасно успевали домой. Путешествие в физтех и обратно было для неё дневным и вечерним выгулами. Бывало и так, что мы не успевали на дежурный автобус или трамвай, и тогда приходилось идти пешком. Но сопровождение столь грозной и бесстрашной собаки давало полную гарантию, что никто меня на ночных улицах Донецка не тронет.

            Обычно Ама бежала на свободе где-нибудь неподалёку, обследуя кусты и закоулки. Но стоило появиться вблизи меня человеку, как Амгуша появлялась из ниоткуда и, приблизившись к незнакомцу, начинала его «пасти». На обращения ко мне типа подсказать дорогу или дать подкурить собака взрыкивала фирменным утробным рыком льва, от которого вздрагивала даже я. У незнакомцев пропадало всякое желание общаться.

            Помню, как-то иду вдоль проезжей части. Темно, часов около одиннадцати ночи. Мягко подъезжает справа автомобиль, бесшумно открывается окошко со стороны водителя, и следует традиционный вопрос, как проехать туда-то. Поясняю. Моя охранница , плохо различимая в темноте, что-то внимательно изучает носом в земле, а обо мне, вроде, и забыла. Мужичок, продолжая двигаться со скоростью пешехода, предлагает проехаться с ним попить пивка. Отвечаю, что пиво не пью, а вообще-то сейчас гуляю с собакой.

            Мужичок начинает мягко настаивать, типа, и где же твоя собака? Внезапно к машине, как молния, одним прыжком подскакивает Ама, суёт в окошко морду и издаёт знаменитый горловой рык. Окошко завинчивается со скоростью пули, водила даёт по газам и исчезает во мраке. Морда Амы светится неподдельным счастьем: экую тварь прогнала!

       Как-то в августе иду с собаками на прогулку в дальнюю посадку, через местный парк. Где-то на полянке – собачий гвалт. Мои сученции отправились разгонять свору дворняжек, которые окружили маленького котёнка и обгавкивали со всех сторон. Котёнок, получивший подкрепление в виде двух среднеазиатских овчарок, стоял в центре круга, выгнув спинку, и шипел на своих спасительниц. Отозвав своих сук, сказала малому:

            - Давай тикай, пока собаки обратно не вернулись.

            Где-то через час прогулки возвращаюсь той же дорогой. Картина повторяется: ещё издалека слышен бешеный лай, на той же поляне та же стая дворняжек взяла в кольцо кого-то. Подходим ближе, разгоняем агрессоров. Так и есть – всё тот же чёрный котёнок, которому очень не хотелось умирать, и он всё утро держал оборону от толпы собак.

            Делать нечего, надо паразита забирать отсюда. Махонький, чёрненький, в белых штанишках, с белым носиком и галстучком. Мои собаки носы тычут в него. Говорю – нельзя, наш котёнок. Успокоились, пошли по своим делам.

            Несу котёнка домой и думаю: на фига? У меня же аллергия на котов! Уже был опыт несколько лет назад, подобрала интересную кошечку с улицы, так пришлось маме отдать. Не могу с ними в одном помещении находиться. Ладно, откормлю-подлечу, тоже отдам маме. У неё сейчас дома нет никакой живности.

            Котёнок оказался, как водится, нашпигован блохами, глистами и лишаями. Активное лечение привело к тому, что он чуть не "загнулся" – неделю валялся бесчувственной тряпочкой. Приходилось его питать подкожно. Но потом вычухался, вылечился, и стал очень красивым котиком. В шесть месяцев я его подвергла кастрации. А самое интересное, что на этого кота у меня не развивалась аллергия!

Кис

            В общем, Кис остался жить у нас. Холодное время года обитал в квартире, с правом выхода на улицу (живём на первом этаже). По теплу вместе с мамой перебирался на дачу, на свободный выпас. Кис прекрасно ловил мышей, целыми днями и ночами болтался где-то на природе, а в дом приходил только отдохнуть, отоспаться и перекусить. Прекрасно переносил дорогу что электричками, что впоследствии – машиной. Сидел себе тихонько в боксе и терпел несколько часов. Самое трудное заключалось в том, чтоб не дать ему уйти на прогулку незадолго до отъезда, а потом – запихнуть в бокс. Пленённый, он переставал сопротивляться и буянить, а тихо ждал перемен в жизни.

            Мои собаки его не трогали, хотя других кошаков были не прочь погонять. Однажды Айгулька даже устроила бойню с трёхцветной кошкой у нас на огороде. Не знаю уж, почему она взъелась именно на эту кошечку, ведь обычно дальше «погонять» дело не шло. А тут схватила беднягу, треплет. А та вцепилась всеми четырьмя лапами и зубами Гуле в морду, рвёт в клочья. Ужас!

            Еле выбила у старушки эту несчастную кошку. Та взобралась на дерево, а Гуля, слизывая совместную кровь с морды, всё воинственно никак не спускала ирокез. Очень хочется верить, что кошечка не погибла после Гулиных зубов. Потому что с моей собакой всё было нормально. Теперь уж думаю – не бешеная ли была та кошка? Почему Гуля так расстервенилась на неё? Хорошо, что я своих всех животных, включая кота, прививаю от бешенства…

Ама в телестудии

           В начале сентября тележурналисты ТРК "Украина" вспомнили о моей персоне и пригласили к ним в студию, на передачу "Собака в городской квартире". Сказали, что присутствие  перед камерами живой собаки просто необходимо. Пришлось причепурить себя и Амгу и провести инструктаж, как вести себя посторонним людям со столь серьёзной собакой.
       За нами прислали микроавтобус и с полным комфортом доставили в студию. Гримёрша постаралась на славу, сотворив из меня вполне привлекательную мадам. Аму гримировать не стали. Потому что оказалось, что на ТРК "Украина" работают очень культурные и вежливые люди. Они с первого раза поняли и приняли мои условия обращения со злобной собакой: вели себя спокойно, уверенно, рук не протягивали "погладить, за ушком почесать", по имени к ней не обращались, в глаза не заглядывали. В общем, вели себя так, словно собаки нет. И Амга, молодчина, вела себя идеально - спокойно лежала, ничего не охраняла, а только пыхтела под горячим светом осветительных приборов.
       Ведущая задавала грамотные, хорошо продуманные вопросы, на которые я давала искренние ответы. Расстались мы очень довольные друг другом. От телевизионного автобуса домой я отказалась. Предпочла прогуляться пешком несколько километров. Амушка заслужила. Она теперь у нас - вице-чемпионка Украины по парусному туризму и телезвезда.

 



Лыжно-собачий поход

       В какой-то период наступившей зимы 2005-2006 года выпало много снега. И захотелось вспомнить детство – покататься на лыжах. А ещё лучше – совершить настоящий лыжный поход в сопровождении любимой собаки. Сказано – сделано! Вытащила из подвала две пары лыж (подростковые недлинные и настоящие армейские, оставшиеся в наследство от дедушки – кадрового офицера) и пригласила приятеля Вову Яремчука.

            На автобусе, пугая пассажиров нестандартным багажом и огромной собакой, добрались до северо-западной окраины Путиловского леса. Стали на лыжи и отправились в снежные сумерки в юго-восточном направлении, домой. Опыта хождения на лыжах у нас не было никакого, не считая глубокого детства, когда удавалось немножко покататься с маленьких горок. Но мы решили, что опыт приобретём в процессе. Главное – не заблудиться, т.к. зимой темнеет рано, а мы на старт вышли уж смеркалось. И без компаса.

            Довольная Амга бегала по сугробам, решая какие-то свои собачьи дела, изучала малознакомую местность, мышковала, вынюхивала чьи-то следы. Скорость лыжников ей нравилась – быстрее, чем пешком, но медленнее, чем на коне или велосипеде.

            Кстати, припомнилось, как несколько лет назад я брала Айгульку на небольшую конную прогулку. Гулюше к тому времени уже стукнуло лет 9-10, и потому она никуда не торопилась. Вереница всадников шагом добралась до набережной Кальмиуса, а там по газонам перешла на рысцу. Айгулька на шагу за нами успевала, а на рыси – не только не успевала, но даже и не старалась успеть. Неторопливо семеня лапами, она вольготно прогуливалась вдоль реки, а я места себе не находила в седле: как там моя собачка, где она? В общем, получилась не прогулка, а мучение.  И я с горечью осознала, что Айгулька уже стара для таких марш-бросков, надо её поберечь. Компанию мне она уж не составит. Только в неторопливых пеших походах.

            Но вернусь к нашим лыжам. В парке Ленинского Комсомола, куда мы добрались часа через два, при преодолении какого-то оврага оборвались старые крепления лыж. К счастью, неподалёку у Володи проживали родственники, к которым мы и ввалились дружной вспотевшей компанией – чинить крепления и пить чай. Отремонтировавшись, тронулись дальше – к проспекту Дзержинского, до которого добирались ещё не меньше часа. Лыжники-то из нас ещё те! Особенно из меня.

            На Дзержинского распрощались. Вова посадил нас с Амой и лыжами в трамвай и пошёл домой ужинать и спать. А я ещё успела поудивлять пассажиров: мокрая, заснеженная, раскрасневшаяся и весьма довольная, в сопровождении огромной мокрой собаки.  И с двумя парами лыж. Видимо, одна пара - для себя, другая - для собаки. Даже если бы я ехала всего с одной парой лыж - и то бы удивлялись, поскольку в наших малоснежных краях никто на лыжах не катается.

            Вот так Амушке удалось, кроме пеших, парусных, велосипедных походов (о них – в следующих главах), кроме горного, конного, осуществить ещё и экзотический для Донецка лыжный!