АМГА- 2010

2001 год
Как мы познакомились. Особенности характераЗнакомство с Айгуль. Первый поход. Штрихи к юному портрету 

2002 год
Первые выставки. Новое место жительства. Поход на Демерджи. Кубок мира "Азиат-2002". Первая защита своего дома

2003 год
Амга попадает в ДТП. О волках, лошадях и деревне. Соревнования по сплаву и "Кубок Донбасса-2003". Вандо Хаус Хасси и ИПО. И снова о Солёном. Чемпионат Украины по парусному туризму-2003. Поездка в Одессу. Амга становится мамой.

2004 год

Собачий детский сад. Конный поход. Воспитание - вещь ответственная! "Кубок Донбасса"-2004. Старая шкура и проверка рабочих качеств.Чемпионат Украины по парусному туризму-2004. Нияз и шашлык из рубца.

Дети от Амир-Хана   

2005 год       
(Не)ездовая собака. Поход со студентами. Первое парусное путешествие. Немножко об Айгуль. Морские приключения. Как у нас поселился Кис.  Ама в телестудии. Лыжно-собачий поход.

2006 год
Прощание с Айгуль. Первый большой парусный поход. Охотничий трофей. Свадьба в Крыму.

2007 год
На волосок от смерти. Как я выбрала Аяра. Под парусом и на вёслах - новые акватории. Солёное счастье. Аяр и Амба - собачий рай. Как мы встречали Президента Украины Виктора Ющенко.
Дети от Бабая.

2008 год
Ориентация в пространстве - чувство направления. Тридцатилетие "Кубка Донбасса". Как у нас появилась Шпилька. Поход по Днепру. Поля, луга... Воля! Как правильная диагностика спасает жизнь. Аяр становится папой.

2009 год
Будни собачьей жизни. Сельские приключения. Регата в Новом Свете. Поход в "самую большую пустныню Европы". Вояж в Ясиноватую. Как Амга стала полноправным матросом. Шпилька проходит серьёзные испытания. Прогулки с собакой - путь к здоровью. Донецкий ботанический сад. Серебряный внук. Дебют Аяра в соревнованиях по работе собак. Как у нас появился Оська.


Амга - страж общественного порядка

       Всю жизнь Амга считала своим долгом контролировать общественный порядок. Я уже писала раньше, как она "ставила на место" птиц, котов, собак и людей. Каждый должен соблюдать правила общежития, т.е. никому не мешать, "не отсвечивать". И в юности Ама следила за порядком, а уж к старости это превратилось в манию. Главное занятие в жизни - тотальный контроль. Для того и выходим на улицу. Из Амы получился бы отличный неподкупный ДНДшник. Потому что любые проявления взяточничества или лести вызывали у моей собаки обратную реакцию: она пуще прежнего сердилась и теперь уже подхалим попадал в "чёрный список" и особый контроль. Его она отслеживала ещё более внимательно.
       И на фоне моей принципиальной, очень умной, строгой, но справедливой собаки поведение многих людей вызывало недоумение: ну как можно быть такими... тупыми?
       Несколько примеров.
      Позднее утро. Возвращаемся с прогулки. Уже вошли в людные места, и потому Ама – на поводке. Идёт по газону вдоль дороги. На самой дороге – мамаши с колясками, а впереди – юные отроки. Подростки галдят и матерятся на всю округу. Мамаши пытаются их утихомирить неоднократными просьбами не выражаться при маленьких детях, взывают к их стыду и совести. Но в ответ всякий раз получают или хохот, или неприличные жесты, или новые матюки.
       Наконец, мы с Амой обгоняем мамаш и приближаемся к отрокам. На их очередную порцию громкого мата Амга реагирует тигриным рыком и предупредительным броском. Мальчишки моментально затихают и чуть не на цыпочках, дружным строем, оглядываясь, спешат удалиться. Удовлетворённая их послушанием собака мирно возвращается на газончик что-то нюхать. Воцаряется долгожданная мамашами идиллия.
       Но не надолго. Переварив увиденное, через минуту-другую онемевшие было мамочки начинают орать: «Почему такая собака без намордника?! Как вы смеете пугать детей?!»
       - Ну вы, блин, даёте, тётки! Десять минут втроём не могли угомонить пацанов, а собаке было достаточно один раз сказать, и её послушались!
       К сожалению, слишком много людей не могут, да и не хотят увидеть рациональное зерно в поведении таких собак, как Амга. Они видят только злобного, опасного зверя, и мотивы его поступков им неведомы. А ведь причины такого поведения очевидны любому здравомыслящему человеку. Не кажется ли, что взгляд такой собаки на мироустройство и правила поведения в коллективе гораздо правильнее, чем у многих людей?
       Собаке не нравится, что молодёжь не подчиняется старшим. Разве это плохо? В собачьем коллективе такой вольности бы не потерпели: молодняк воспитывается в уважении к взрослым. Шуметь, буянить, тем самым привлекая внимание – не в чести ни среди хищных, ни среди травоядных животных. Потому что это невыгодно с точки зрения выживания. Стремление выделиться из толпы у животных характерно только для периода брачных игр, зато модно в человеческом обществе. А неуважение к старшим в любом социуме - вообще страшный грех. И такое поведение всегда пресекается в любом нормальном обществе, будь то люди, лошади или собаки.
       Чувство справедливости и порядка у нормальных собак очень сильно выражено. В высшей степени обладала им Амга.
       Ещё случай.
       Едем в трамвае, на задней площадке. Вагон полупустой, но все сидячие места заняты. Ама в наморднике тихо и привычно лежит в уголке за сиденьями, никому не мешает. На одной из остановок заходят двое мужчин в строительных робах. Один из них, молодой, ест пиццу. Заметив собаку, предлагает ей кусочек. Амга отворачивается. Кстати, не брать у чужих еду её тоже никто не учил. Природная недоверчивость к посторонним надёжно блокировала любые поползновения. Более того, за настойчивое угощение человек мог «отхватить» амкиного гнева. Объясняю это молодому человеку.
       Паренёк возмущён и начинает оскорблять меня и мою собаку. Весь трамвай с интересом наблюдает: чем закончится? Мы с Амой «морозимся», но игнор приводит парня в ярость, и он уже тычет Аме в морду свой кусочек пиццы.
       Дальше сдерживаться невозможно.
       - Если вы немедленно не прекратите, я сниму с собаки намордник. И если она вас укусит – то правильно сделает.
       Угроза не подействовала. И тогда я сдёрнула намордник.
       Парень остыл мгновенно. Молча дожевал пиццу, глядя в окно. Ама безмолвно лежала на месте, изредка поглядывая на возмутителя спокойствия.
       Так бы мы и доехали в тишине и мире, если бы внезапно бабуля, сидевшая сзади нас, не начала возмущаться:
       - Ты почему сняла намордник? А если она парня укусит?
       - Уже не укусит. Потому что парень ведёт себя смирно и не пристаёт.
       Но бабка продолжала кричать так настойчиво, что переполошила весь трамвай и привлекла внимание кондуктора. Кондуктор, естественно, потребовала надеть намордник, иначе – штраф! Никаких разумных доводов слышать не хотели, и уже зароптал весь трамвай.
       Формально люди были правы. И мне пришлось возвратить намордник на Амгу. В ту же минуту парень припомнил своё унижение и понёсся с места в карьер с новой порцией оскорблений. Да таких, что даже мужчина с задних рядов не выдержал и вступился за меня. За что получил удар по лицу.
       И понеслось!!! Мужик ответил – парень врезал ещё раз – ответка – удар – по морде получаю я (подвернулась) – с места взлетает Амга и бьёт парня намордником – получает Ама – взвивается вторично с умопомрачительным рыком – пассажиры в крик! – бабка в визг! – двери открываются – мы выкатываемся из салона на улицу – сдёргиваю с Амы намордник – парень немедленно испаряется в одну сторону, мужик - в другую.
       На поле брани остаёмся мы с Амой. У меня горит ударенная щека и дрожат руки. А за спиной скрипучий противный голос всё той же бабуси:
       - Надень на собаку намордник!!!
       Ну как было бабушку не послать?
        В итоге, кто вёл себя разумнее всех? По-моему, собака.

Аяр - курсант и городской фестиваль по дрессировке

       В мае я стала курсанткой Национальной школы по подготовке инструкторов, дрессировщиков и фигурантов в г.Днепропетровске, на базе кинологического центра "Днепровский", куда уже приезжала с Амгой в 2003 и 2004 году и где она так лихо бегала по легкоатлетическим снарядам. Но теперь вместо постаревшей Амы я взяла её сына Аяра.
       Как водится, никто там особо не был рад видеть в учениках "азиата". Предпочтение отдавалось немецким служебным породам. Первая майская сессия запомнилась как тяжёлая борьба за право работать с "азиатом", и работать теми методиками, какими хочу я. Умница Аяр очень помог мне в этой борьбе. Ибо в его способности ведущие дрессировщики Украины не верили до дня показательных выступлений перед школьниками. Тогда переполненным шумной детворой трибунам демонстрировали собак разных пород, а немецкие овчарки показывали свои способности к дрессировке. Поскольку иных САО в дрессцентре не было, нам с Аяром велели демонстрировать эту породу перед публикой. Но мы не просто покрасовались перед детьми внешним видом, а показали свои умения и навыки. Крупная, нарядного окраса, подвижная собака произвела впечатление не только на неискушённую публику, но и на маститых кинологов. И отношения к нам с Аяром поменялось. Почитатели немецкий рабочих собак признали за Аяром право не только жить, но и учиться.

 

       Помимо послушания, заинтересовала меня и следовая работа. Ведь "среднеазиаты" ещё в советские времена славились, как хорошие розыскники. У них нет лишней суеты и прекрасно развиты нюх и интеллект. А поскольку "Днепровский" специализировался на спортивной дрессировке, то и обучение следовой базировалось на методиках ИПО. Моим пожеланиям пошли навстречу, хотя и недоумевали - зачем это мне надо, когда собаке аж три года? Но мы приступили к обучению, и Аяру это явно понравилось.
       Вот наша первая постановка на след:

 
       А это - четвёртое занятие:

 
       Кроме того, именно в "Днепровском" я надеялась проверить способности Аяра к защитной службе. Профессионализму местных дрессировщиков (не всех, но многих) сильно доверяла. А вот в Донецке местные "дразнилы" не вызывали у меня уверенности в их грамотном подходе к обучению. Как показала практика, я не ошиблась, что начала в "Днепровском".
       На следующем видео - первая попытка проверить, способен ли Аяр противостоять нападению человека. Найдёт ли смелость укусить или дальше лая дело не пойдёт? Пришлось привести кобеля в изрядную ярость, в порыве которой он даже не заметил, что противник убежал. Вздыбленная шерсть свидетельствует о недостаточной уверенности собаки в своих действиях. Но для первого занятия - сойдёт. Фигурант - Олег Мартынович, г. Луцк.

            

       Летом мы с Аяром успешно выступили в Донецком городском открытом Фестивале по дрессировке собак. В программе мероприятия значилась сдача норматива ВН в форме соревнований, конкурсы "Ребёнок и собака", "Собачья мода" и "Юный хендлер". В конкурсы мы, ясное дело, не заявлялись. А в соревнованиях-испытаниях по ВН участвовало 10 собак - 7 немецких овчарок шоу-разведения, 1 немецкая овчарка рабочего разведения, один ротвейлер и один "азиат". Судья мероприятия - ведущий украинский спортсмен-кинолог Владимир Кисель (г.Харьков).

       Жара давила. Собаки работали вяло. Как ни странно, Аяр ещё проявлял какой-то энтузиазм и даже заслужил похвалу судьи: "Единственная собака, у которой нормально поставлена команда "Рядом!". На выстрелы кобель не среагировал, и в целом отработал довольно чисто - в паре с ротвейлером. По первому разделу А Аяр разделял второе место с немецким овчаром Герцогом, получив зачётные 42 балла.

       Но второй раздел В всё испортил. Если реакция на встречную толпу и мамаш с колясками у Аяра была индифферентной, то дерзкое приближение человека с овчаркой к нему, привязанному к дереву, вызвала приступ ярости - ведь он всё-таки "азиат"! В итоге ++- против трёх плюсов Герцога и - третье место. Утешает, что занявших вторую ступеньку пьедестала Ефима и Герцога готовила тоже я - а ученики должны превосходить своих учителей. Первое место занял овчар рабочих кровей.

       Телерепортаж о мероприятии:
 

       А Амгуша этим летом по-прежнему ездила со мною по выходным на дачу. Ведь в село к маме я отправила полупарализованного Окса - на восстановление. Оська к весне начал ползать, но на скользком линолеуме ему было плохо. Поэтому в начале мая мы вывезли его на деревенские харчи и приволье. Там он в течение считанных дней стал на ноги и быстро заново научился не только ходить, но и бегать. 

 

       Последний большой поход Амги

       Этим летом полностью "накрывался медным тазом" наш парусно-спортивный план, но на волю под парусом очень хотелось. И решила я совершить неспешный поход семейного типа по безлюдным местам Днепра в компании своих любимых собак. Мама с энтузиазмом восприняла идею, Влад с Андреем тоже не особо сопротивлялись. Они снисходительно относятся к моим «собачьим» слабостям из принципа «Чем бы дитя ни тешилось – лишь бы не плакало». 
       Собралось всего три катамарана: «Мистраль», «Мэврик» и «Ё-моё». На "Мистрале" шли я, моя мама, Влад, Андрей, моя племяшка Даша семи лет и три собаки: среднеазиатские овчарки АмгаАяр и дворняжка Шпилька;
      
        21 июля
       Согласовав все детали (маршрут, провиант, снаряжение, транспорт для заброски в Кременчуг и вывоза обратно), встретились возле Донецкого Физтеха - базы для хранения катамаранов. Стали грузиться в нанятый микроавтобус. Водила начал бухтеть и накалять страсти с первой же минуты.
       Экипажи дружественных катамаранов были предупреждены, что я еду с собаками. Однако огромные размеры и суровые характеры моих собаченций ни у кого не вызвали энтузиазма. Мерзкие "азиаты", оказавшись на период погрузки вещей привязанными к заборчику, с упоением принялись охранять территорию от людей и собак. Пришлось унять их пыл парочкой оплеух, чего я обычно себе не позволяю, они прекрасно знают словосочетание «Рот закрой!». Но общая нервозная обстановка действовала, как инфекция.
       «Мерс» был завален практически до потолка, при этом водила психовал, что устал ждать, что пора ехать, что ему к обеду надо уже быть в Донецке, что стёкла не фиг заваливать, что они дорого стоят, что можем пообрывать шторки…
       Атмосфера была накалена до предела. Увидев, сколько места на полу оставили для моих животных, я чуть было не вспылила сама, но благоразумно сдержалась, ибо взрыв висел в воздухе, как зажжённый фитиль.

Амга в ожидании погрузки в автобус

       Народ забился на сиденья, подпирая своими телами груды барахла, стремящегося завалить салон целиком. Мы с мамой и Дашей заняли на троих два места, а собак пришлось утрамбовать на территории чуть больше полметра квадратных (!). При этом вежливые животные уступали друг другу и, скажем, если легла Шпилька, то уже ни Аяр, ни Амга не смели моститься рядом, чтоб ненароком не придавить малышку. Пришлось временно взять Шпилю на руки, уложить Аму и предоставить возможность Аяру «включить мозги», чтоб самостоятельно втиснуться в щёлочку между Амгой и стенками машины. Но деликатный пёс долго не решался опуститься на пол и потревожить Её Величество Амгу Акташевну и ехал стоя, пока от усталости не сдался. После чего выпустили Шпильку, которая благодаря маленьким размерам и наглости не отличалась подобными сантиментами и беззастенчиво разлеглась на телах "азиатов".
       Терпеливая Гуша не шевелилась почти всю дорогу. У меня затекло от неподвижности всё тело. Представляю, как у бедняжки затекла её больная правая задняя, но Ама только аккуратно пыталась время от времени переворачиваться с боку на бок.
       Периодически на головы нам и собакам сваливались из общей горы палатки и гермомешки, приходилось их ловить и забрасывать на верхотуру под стоны водилы «Мои окна! Мои шторки!». В общем, не поездка на отдых, а тихий ад. Единственное, что поддерживало моральный дух – заботливо приготовленные мамой рулетики с сыром и малосольные огурчики с нашего огорода.

На одной из остановок для разминки затёкших тел

       22 июля 

       Выгрузил нас дядечка на городском пляже Кременчуга недалеко от высокого и красивого моста через Днепр. Я вышла с собаками и отпустила их, наконец, на волю, надев предварительно на Яра намордник. И как была догадлива! Ибо не прошло и пяти минут, как кобель с рёвом атаковал волочащего дрова Виктора Игнатьича. Если б не железная клетка на морде, которой пёс разбил себе подглазье и поставил пару синяков Игнатьичу, не избежать бы серьёзных травм. Поскольку даже палка, которой Крылов отбивался, не остановила кобеля.
       Я подскочила, подхватила собаку на поводок. Наказывать не стала, т.к. с точки зрения "азиата" волочащий палки незнакомый мужик на нашей территории (которая уже "застолблена" энергичным Аяром) является прямой угрозой мне, любимой, и надо его обезопасить, прогнать. Пришлось привязывать бедолагу к дереву. А заодно и Амгу, ибо после инцидента народ зароптал.
       Естественно, привязанные "азиаты" рьяно принялись охранять территорию, и в разряд врагов попали все, кого они не знали, то есть, ВСЕ – кроме меня, мамы, Влада, Андрея и Даши. И даже жара не унимала прирождённых охранников. Всякие шевеления в сторону их дерева сопровождались рыками и бросками. Хорошо, что я привязала их подальше, и мы могли сосуществовать более-менее спокойно.
       Городской пляж Кременчуга представляет собой огромную песчаную, довольно чистую территорию. Людей очень мало, что искренне радует. Вода с водорослями, но чистая от «зелёнки» и соблазнительная своей прохладой. В течение дня мы неоднократно освежали разгорячённые тела днепровскими струями. Я по очереди водила купаться и собак. 
       Тем временем приступили к сборке катамаранов и распределили вахты по лагерю. 
       Собаки под своими деревьями выкопали норы, и оказалось, что поросший травкой невинный грунт состоит сплошь из битого стекла. Толщина стеклянного боя, взрытого мощными лапами среднеазиатов, не поддавалась определению. Это сколько же лет надо было закапывать осколки, чтобы образовалось такое безобразие?! Удивительно, что никто из собак не порезался, роясь в стеклянной куче, сцементированной землёй и песком.
       Вечерком мы неплохо выгуляли живность в компании Влада и Даши по просторам пляжа, поросшего подлеском из лоха. Оба "азиата" не спускались с поводков – мало ли под каким кустом окажется рыбачок?
       В течение дня постепенно прибывал народ, располагаясь отдалёнными стоянками. Переживая за сохранность вещей в столь людном месте, решили по сторонам нашего лагеря привязать собак. Всю ночь четвероногие охранники грозным лаем пресекали любые попытки подойти к нам ближе 100 метров. Спать они, конечно, мешали, но зато мы находились в полной уверенности, что скарб увидим утром в целости и сохранности.

       23 июля 
       Подъём – в 5 утра. Мирно гуляю в сторону моста с собаками. Перейдя через ручеёк, понимаю, что он отделяет цивильную часть пляжа от дикой, образуя своеобразный остров. И на этом островке отпускаю Яра с поводка. Амга, как более спокойная и менее скоростная в силу возраста и больной ноги, изначально следует за нами на свободе. Собаки весело резвятся на песчаном побережье. "Азиаты" устроили охоту на Шпильку. Аяр, привыкший мягко толкать её сомкнутой пастью, и сейчас повторяет свои «нежности». Но металлический намордник чувствительно бьёт Шпилю по корпусу и она, взвизгивая, ищет спасения у моих ног. Чудесная игра, доставлявшая ранее удовольствие всем троим, не клеится из-за проклятого намордника. Но снять его с кобеля не рискую.
       Подтаскиваем собранные катамараны к воде и начинаем навьючивать барахлом. Меня приводит в тихий ужас обилие вещей, которое придется нести «Мистралю». Переживаю за него, словно за живое существо. Нас пятеро, у каждого груз, плюс собаки весят как двое взрослых, плюс их питание (на тот момент - сухой корм, как наиболее оптимальный вид кормёжки в походных условиях по жаре). Да ещё на нас наваливают часть общественного имущества – запасы питьевой воды, мешок дров, ящик продуктов. 

Погрузились. Отчаливаем

       Аяр после долгого перерыва - снова на борту парусника. Последний раз (он же - первый) он путешествовал в четырёхмесячном возрасте по Краснооскольскому водохранилищу, с тех пор прошло три года. Но кобель ничтоже сумняшеся запрыгнул на палубу и с любопытством пялился по стронам. Амга привычно заняла свой стратегический пост на носу корабля, а Шпилька и Аяр ещё долгонько топтались по палубе в поисках удобного места. Тревожить Амгу Акташевну никто из них не посмел.
       Донимала сильная жара. Ветер едва дышал. Пришлось соорудить над собаками тент из простыней, чтобы не жарились под раскалённым солнцем. Пройдя черепашьим темпом несколько километров по Днепру и глядя на усеянные пляжниками берега, приняли решение заскочить в устье реки Псёл и остановиться на ночлег там. Ибо из-за выходных дней пляжники заполнили все более-менее годные для стоянок места на Днепре. Через пару-тройку километров вверх по течению Псла, сделали стоянку на полянке в очень глухом месте. Обещалось отсутствие людей и присутствие рыбы.
     
Зашли в устье реки Псёл. Тут ветра нет вообще, и потому пришлось весловать. Амга лежит на носу корабля, Аяр - возле меня, Шпилька - возле Влада, разглядывает камыши



Аяр - Вперёдсмотрящий. Должность себе такую выбрал

Амкину голову едва видно из-за барахла

Амушка - наша носовая фигура


       Полянка под огромной старой ивой заросла растениями, как зелёным щитом. Мы едва нашли кусочек песчаного обрыва, к которому можно было причалить. 
       Нацепив на собак намордники, я разрешила им покинуть "Мистраль". Оказалось, что у берега очень глубоко, и пока Ама прицеливалась, как бы ей половчее и поаккуратней выскочить, нетерпеливый Аяр одним прыжком преодолел пространство между палубой и берегом. При этом беспардонно зацепил старушку своим торсом, и Амка вверх тормашками плюхнулась в воду. Бедная собачка!
       А Ярик, даже не заметив, что смёл с пути 55 кг её веса, огромными прыжками умчался в таинственную даль джунглей. Только слышался треск раздираемых им растений. Шпилька, естественно, стартанула раньше всех и тоже скрылась в зарослях.
        Я облегчённо вздохнула: ну наконец-то мои собаки побегают на свободе, ибо в таких зарослях не может быть людей по определению!
       Пока свора хрустела сучьями, мы развернули катамаран кормой к берегу, разгрузили и с великим надрывом затащили часть его корпусов на сушу, освободив проход «Мэврику». Разгружать пришлось частично с верха, т.к. в метре от берега мне было уже по шейку. А когда «Мистраля» выволокли частично на обрыв, его длинные носы, словно жерла пушек, торчали над водой. И под ними можно было свободно плавать.
       Полянка оказалась очень маленькой, на ней едва разместили три палатки. 
       Попытки прорваться сквозь джунгли ни к чему не привели, и собаки скоро появились в лагере. Хотя Саша поставил «Ё-моё» на соседней полянке, метрах в 50 отсюда, но для такого количества народу место всё равно было катастрофически тесным. А тут еще "азиаты" толкутся под ногами. И очень недовольные обилием людей. Пока псы не перешли к расчистке территории , пришлось их отвести подальше и привязать к гигантской иве. Там я сняла с них намордники. Зато тропа – одна из двух – была надёжно перекрыта. Я сообщила всем, где дислоцируются мои «но пасаран». Чтоб не было, как в том анекдоте: пошел в кустики пи-пи, увидел медведя, заодно и покакал. Надо сказать, что предварительный инструктаж перед походом возымел действие: за десять дней никто не ходил через головы собак. Тропинок в лесу хватало всем. Интересно, почему же на Краснооскольском все всегда норовили пройти вплотную мимо Амги, рискуя здоровьем? Ведь и верёвкой ограждала, и предупреждала, и надписи писала… Там в лесу троп тоже хватает…
       Влад топором отвоевал у растительности три-четыре квадратных метра. Мы смогли поставить ещё пару палаток, в том числе и для собак. Здесь было сыро, грунт не песчаный, и я опасалась за здоровье старушки Амги. Всё-таки она - квартирная собака, и годочков ей уже - девять с половиной. Пусть сегодняшнюю ночь спит на коврике в тепле палатки. А Ярик, как закалённый дворовой пес, поспит и на травке.

          24 июля 
       Утренняя прогулка с собаками не задалась, как и вечерняя, по простой причине – гулять невозможно. Кругом – просто непроходимые дебри. Крупные мужественные тела среднеазиатских овчарок какое-то время рвали с треском переплетённые в хаос плети хмеля, ежевики и ещё Бог знает каких лиан. Но растительность победила. Кое-как прогулявшись в хащах, собаки вернулись под своё дерево. Даже проныра Шпиля в этот раз не смогла просочиться сквозь плотную зелёную стену.
       С самого утра натягивало на дождь. Но мы, имея в своем распоряжении большой тент, как и положено славянскому населению, не натягивали его, пока не «грянул гром». То есть, когда пошёл дождь, мужики схватили тент и распяли его над лагерем, стоя наподобие атлантов. Сколько длился дождь – столько мы стояли с поднятыми руками, натягивая тент. Хорошо, что я успела поставить палатку для собак, и с первыми каплями перевела всех троих туда. До конца дня псы мирно почивали, и народ бродил вплотную около них, даже не подозревая о том, что от собачьих зубов их отделяет всего лишь слой ткани-серебрянки.

       25 июля 
       Не спеша проснулись и приступили к сборам в дорогу. Я взяла видеокамеру и на утренней прогулке с собаками запечатлела потрясающей красоты непролазную чащу – обвитые хмелем древние ивы, переплетения трав и лиан.
       При выходе из устья Псла в Днепр ветер задувает в нос. Галсуем, держа в поле зрения отстающего «Мэврика» и бегущего впереди нас «Ё-моё». Довольно быстро ветер крепчает, поднимается волна. Беру камеру, чтоб занести в будущий фильм капризы днепровской погоды. «Мистраль» запрыгал на волнах, и его начинает заплёскивать. Мама, сидящая вместо Аяра на носу, натягивает непромоканцы. А кобель продолжает бродить по палубе в поисках комфортного местечка. Застит обзор рулевому и паразитно парусит. Катамаран уже конкретно подбрасывает на волнах, палуба стала мокрой и скользкой. Начинаю опасаться, что этак Аяр вылетит за борт. Сдувает из-под Амги её коврик-каремат и уносит в воду. Ну и фиг с ним, возвращаться и ловить не станем – старенький и не единственный. Пусть будет подарок Днепру. Кстати, Саша в этот переход тоже подарил реке коврик.
       Тем временем ветер ещё усилился. Начинает свистеть в вантах. То есть порывы превышают 10 м/с, что уже может быть опасным для столь гружёного судна с треснувшим под вант-путенсами шпангоутом. К тому же на борту слишком много дорогого и беззащитно-бесполезного груза в виде ребенка и своры собак. Влад начинает петь – у него всегда поднимается настроение от ветра и скорости. Я б тоже только кайф получала от такого вмордувинда, но… не давала расслабиться и получить удовольствие ответственность за вверенные мне жизни.
       Устрашившись ветра, брызг и вертикальной качки, не выдержала Амга. Покинув своё насиженное местечко на носу, она пришла под мою защиту. А там уже свернулся калачиком Аяр, ища успокоения тоже у меня. Бедные и такие грозные волкодавы в минуту слабости пришли за утешением к главному в их жизни человеку… Пожалуй, это единственный случай в амкиной жизни, когда она немного сдрейфила.
       Бороться со стихией не видим смысла, ведь не гонки, а просто путешествие. Так что при первой возможности, отыскав более-менее удобный берег, причаливаем.
       Я нацепила собакам намордники и выпустила на берег. Бедолаги радостно унеслись в заросли, счастливые ощутить твёрдую почву под ногами.
       Спасительное место оказалось необитаемым островом Большой Крячек в нескольких километрах от г.Комсомольска. Я уже довольно потирала руки – наконец-то псы будут бегать на воле в гармонии с нашей компанией! Но не тут-то было! Минут через пятнадцать Аяр решил, что не до конца в прошлый раз разобрался с Игнатьичем, и опять атаковал его. Пришлось снова привязывать обоих "азиатов". Вследствие чего они активно принялись охранять местность от всех, кроме нашего экипажа. Прям караул!

Гуляем по необитаемому острову Большой Крячек

       На острове установлен монумент в честь сколько-то там летия освобождения Днепра от фашистов. И по правую и левую стороны от него располагаются в довольно приличном состоянии пушка и танк ИС-3. Естественно, что все мужики немедленно отправились изучать технику. Особенно любопытными оказались любители оружия Игорь и Влад. Кто бы тогда мог представить, что всего через четыре года мы узнаем в полной мере, как действуют такие "игрушечки", и как страшно они грохочут. И разрушают. И убивают. Своих же. Нас...


       Пока вахтенные готовили ужин, мы с мамой и Дашей пошли разведать окрестности и заодно прогулять собак. Большая поляна с монументом с трёх сторон заросла кустарником и деревьями.
       Углубившись в заросли, мы вскоре обнаружили, что тропинки теряются и исчезают. То есть, по этому острову тоже особо не разгуляешься. На свой страх и риск в самых густых зарослях я отпустила Амгу. Они со Шпилькой тут же шмыгнули в кусты в поисках приключений. И уже через минуту до нас донёсся истеричный лай Шпили, гонящей зверя. Аяр взвыл дурным голосом и попёр в заросли так, что я метров 20 не могла его остановить. Пожалев собаку, желавшую находиться в гуще событий, и зная, что с погони за зверем на людей он не переключится, нахлобучила на него намордник и отпустила с поводка. В мгновение ока кобель исчез в кустах. Теперь мы могли только по слуху определить местонахождение собачьей своры. Трещали кусты, истерически лаяла Шпиля, орал Аяр. Амга же всегда преследовала и охотилась молча. Они явно гнали лисицу. Заяц бы уже ушёл от них, тихоходов. Птица бы улетела. Кошка - забралась на дерево. Но погоня продолжалась по периметру острова. Мы шли по внутреннему краю этого периметра, стараясь двигаться параллельно. Ну наконец-то мои "азиатики" побегают от души, выложатся по полной программе, сбросят накопившееся раздражение! Зверя они всё равно не возьмут – не те собаки. Так что всё будет хорошо.
       Минут через семь-десять на поляну выскочили "азиаты". Глаза их были выпучены, языки свисали до земли, бока ходили ходуном. Славно пробежались собаченции! Аяр разбил железным намордником морду под глазами в кровь, но выглядел воинственным и счастливым. Я взяла их на поводок, сняв с кобеля «пыточную каску», чтоб дать возможность свободно дышать. Шпиля все ещё скрывалась в кущерях. Поскольку она молчала – значит, потеряла след и усиленно его ищет. Ну пускай ищет. Мы вернулись в лагерь.
       Поели изготовленный Людой и Верой «походный торт» из сухариков и сгущёнки. Даша сначала не хотела идти за общий стол и почему-то расплакалась. Как впоследствии выяснилось, она очень переживала за пропавшую Шпильку – боялась, что собачка потерялась навсегда. Но мы её успокоили, что дальше острова собака не уйдёт. А если на неё нападёт дикий зверь – Аяр и Амга успеют прибежать на помощь сквозь самые густые заросли. А тут и Шпилька примчалась собственной персоной – мокрая и запыхавшаяся. Счастливая Даша отправилась ужинать.

       26 июля 
       Как обычно, с пяти до шести утра по округе установлен комендантский час: я гуляю своих "азиатов". От лагеря людям отходить не желательно. Вчерашняя вечерняя история повторяется, и свора оголтело гоняет кого-то по буеракам. Довольных и запыхавшихся злодеев привязываю к дереву у палатки. Только Шпильке позволена воля, и она самозабвенно охотится на ос. Вчера эту балду таки ужалили в морду, но это только добавило ярости ее мечте: сожрать всех ос на свете. Полдня вчерашних и все нынешнее утро (как, впрочем, и весь последующий поход) Шпиля нервно хапала пастью жужжащих насекомых. При этом могла неожиданно выпрыгнуть из ниоткуда, чтоб щёлкнуть зубами возле самого твоего лица. Чем пугала нас всех. Самое интересное, что ос она жутко боялась, горестно опускала хвост и находилась в состоянии постоянного напряжения. Но с отвагой отчаявшегося камикадзе не покидала боевой пост и решительно атаковала первой.
       Напарники собрали лагерь раньше нас. Мы отпустили их на маршрут, потому что "Мистраль" - скоростное судно и даже не смотря на перегруз, быстро их догонит. А самое главное - мне ужасно хотелось дать своим собакам полную свободу на острове, а для этого следовало убрать "лишних" людей. "Мэврик" и "Ё-моё" скоренько отправились в путь, а я была страшно довольна, что смогу отпустить собак вволю побегать по безлюдному острову.
       Оставался ещё экипаж «Винни Пуха» (днепропетровского экипажа, который присоединился к нашей эскадре вчера вечером), но я попросила их быть на воде возле катамарана и минут 20-30 не шастать по кустам.  Винни-пуховцы без обид восприняли просьбу и неторопливо готовили кат к отплытию. А уж собачки отттянулись вволю! Я не надевала намордник на Яра, и кобель радостно крушил заросли в поисках дичи. И снова шустрая Шпилька подняла кого-то. Треск сучьев, высокий, на ультразвуке, лай Шпили и басистый ор (его нельзя назвать ни рыком, ни рёвом – именно ор) Аяра сотрясали остров минут 10. Потом всё стихло, "азиаты" вернулись, а Шпиля ещё минут 5 нышпорила где-то, пока я её дозвалась. На команду «Винни Пуха» псы даже не обратили внимания. Запрыгнули на наш катамаран, стоявший по соседству, и мы тронулись в путь. "Пух" отчалил ещё минут через 15 после нас.

       Ветер – учебный бейдевинд. Рулит Андрей, который жалуется, что не умеет ходить бейдом, что за руль не пущают. Ну нехай тренируется. Корректирую его время от времени. Даша навострилась, попадая на палубу, чуть не мгновенно засыпать. Аяр в этот раз не топчется по головам, а угомонился и дремлет в теньке от грота. Я, задрав белые одежды, подставила солнцу пузо – пусть загорает. Мама и Влад просто релаксируют. На борту – полная идиллия!

Мама и Ама. Релакс

Куча мала

Аяр под гиком


Сиеста

Амушка пыхтит на жаре

       По плану предстояла сделать небольшую стоянку в селении со смешным названием Келеберда - для дозаправки провиантом и питьевой водой.             В Келеберду "Мистраль" причалил через 10 минут после наших. Люда с Пашей уже отправились за продуктами. А я предложила прогулять собак, а заодно добраться до церкви, стоящей на пригорке.


Причалили в Келеберде. Выход на берег

       
        По Келеберде, пока провиантмейстеры ходили по магазинам, удалось пройтись в компании собак. Размялись они маленько после лежания на палубе. А потом эскадра отчалила дальше по маршруту - в поисках красивых и удобных мест для стоянки и ночлега.
       Найти такое место оказалось, как всегда на Днепре, проблематично.  Но Бакулин таки нашёл просвет в зарослях и причалил к небольшому крутому бережку близ деревни Дериевка. Пока Влад с Андреем швартовали судно, мы перетаскивали на берег вещи. Собак я принайтовила к первой попавшейся надёжной привязи — металлической оградке вокруг камня-монумента памяти героев, освобождавших Дериевку от фашистов в годы войны. 
        Пока вахтенные готовили ужин и ещё не ушло за горизонт солнце, мы с Дашей и собаками пошли на рекогносцировку. Местность казалась безлюдной, но отстегнула на свободу я только Амгу (Шпиля всегда бегала свободно). Аяра вела на рулетке. Вот обследуем окрестности — и тогда решу, отпускать или нет.
       Просторы дикой природы радовали глаз и сердце. Поляны и смешанный лес. Одна из тропинок вела к деревне, мы туда не пошли. Двинули направо, параллельно руслу Днепра. Минут через двадцать, убедившись, что лес тянется достаточно далеко, надела на Яра намордник и отпустила его.
       Гуляли часа полтора. Места дикие, тропы временами ведут в никуда, растительность густа и плохо проходима. Настоящее раздолье моим "азиатикам"! Шпиля, конечно же, несколько раз поднимала каких-то зверей, и свора гоняла их с дикими  воплями. Всякий раз сердце у меня со страху обрывалось, потому что уходили охотнички очень далеко, и риск "попасть не туда" был очень велик. Они могли в азарте погони потеряться, могли угодить в ловушки или капканы для диких животных, могли напороться на сук или повредить ноги. Могли налететь на прогуливающихся рыбачков или двуногих охотников и повредить уже их (даром что Аяр в наморднике). Могли повстречать бесхозную или, опять же, охотничью, собаку, и в безумии своеволия учинить над ней расправу...
       Одна надежда — лето, не охотничий сезон, не грибной. Яр в наморднике, а Ама уже плохо бегает на скорость. Деревни далеко, иначе был бы слышен лай дворовых бобиков. До Днепра и рыбаков тоже далеко. Мои собаки — в своре, то есть заблудиться не должны, ориентируясь друг на друга. И всё равно — страшно. Но фиг с ними, опасениями! Где ещё и когда они хлебнут такой  вольницы? Ведь ради этих прогулок и задумывался, собственно говоря, поход.

Уходим на прогулку в лес

       Спать сегодня я отправилась на родной борт «Мистраля». Андрюшка там почивал регулярно. Мама с Дашей дрыхли в его палатке. А Влад ставил свою. Для квартирной неженки старушки Амги тоже регулярно ставилась палатка. Шпиля отправлялась на «Мистраль»... А закалённый Аяр всегда спал на улице.
 
       27 июля 

        В пять утра мы с Дашей, как обычно, отправились гулять животных. По уже знакомой местности наслаждались красотами природы до семи. Я очень радовалась за своих собак. И — за Дашу. Ребёнок восхищал своей целеустремлённостью. Ведь она ДОБРОВОЛЬНО просыпалась так рано и шла с нами на прогулку. Значит, ей это НРАВИЛОСЬ. Мы постоянно беседовали с ней на разные темы во время этих прогулок. Уверена, что для развития Даши эти вылазки на природу гораздо важнее, чем может показаться на первый взгляд. А особенно меня умилил ее выбор будущей профессии:

        - Тётя Оля, я раньше хотела стать продавцом. Потом — врачом. А теперь я хочу стать биологом. Как ты.

      Понятно, что будущее может всё переиграть. Но смею надеяться, что семена любви и уважения ко всему живому, любопытства к природе уже посеяны. А значит, рано или поздно прорастут и помогут Даше вырасти хорошим, добрым, любознательным человеком, какую бы профессию она ни выбрала.

       По уже понравившемуся нам плану отпустили экипажи «Ё-моё» и «Мэврика» раньше. «Винни Пух» не оставил нас и на этот раз. Но почему-то ни Валик, капитан "Пуха", ни его команда не раздражали моих собак, и я спокойно отпустила зверей побегать перед долгой дорогой.

      Андрей весь вечер сооружал сушилку для пойманной рыбы, а сегодня перед отплытием поднял её на топ мачты. Идея принадлежала Владу. Андрюха маялся, не зная, куда пристроить сушилку так, чтоб она и не мешала, и ветром продувалась. Лучшее место, чем топ, придумать было сложно. Так что «Мистраль», и без того привлекавший внимание зевак обилием огромных собак на борту, теперь даже издалека притягивал взгляды: что за "ионный отражатель" болтается на мачте?

       Правда, по ходу пришлось сушилку перевесить на ванту, так как она повадилась путать фалы и мешать работе стакселя. И вот тут мы сполна вкусили жизненной правды: вонь от сохнущей рыбки стояла несусветная! Сотоварищи с соседних катамаранов обозвали нас Летучим Голландцем. Мало того, что на палубе все — в лёжку, как трупы. Да ещё и смердит мертвечиной. Но мой «Мистраль» - судно с чувством юмора. Он не обижался на оскорбления. Небось, высохнет рыбка, вонять перестанет — и все будут лакомиться ею за милую душу!


На правой ванте под зелёной крышкой - знаменитая сушилка

Вечереет... Очень хорошо видна сушилка

Плыву рядом с "Мистралем", Шпилька озабоченно за мной наблюдает

      Сегодня я заметила, что Аяр проявляет свои способности к умственной деятельности. За ним давно замечалось нежелание лежать на одном месте, как Амга. Он постоянно шлялся по палубе. Но только теперь до меня дошло, что кобель искал тень. При смене галса паруса переходят с одного борта на другой, соответственно, и тень перемещается. А вслед за нею меняет дислокацию и пёс. Причём Шпильке, как маленькой собачке, тенистый кусочек на палубе найти легче. Амга вообще лишний раз тело не поднимет. А Яру приходилось конкретно выискивать тень. За несколько дней путешествия он смекнул, что за командами рулевого «Приготовились к повороту!.. Поворот!» следует переход тени. И потому, как заправский откренивающий, по первой же команде поднимался и переходил с одного борта на другой. Настоящий матрос!

В тесноте, да не в обиде

       Для ночлега отыскали приличное место близ села Бородаевка. Катамараны, как обычно, оставили на воде на растяжках (одна — якорный конец и две — на берегу к деревьям). Маленькая полоска пляжа шириной сантиметров в 70 не позволяла особо разгуляться, но мы уже поняли, что на Днепре надо радоваться и таким скромным пляжикам. 
       Пространства для стоянки  на берегу среди кустов оказалось маловато, но после трёх квадратных метров побережья р. Псёл всё остальное казалось апартаментами. Поляна, на которой мы поставили палатки, занимала полоску берега шириной метров пять, за ней начинался высоченный подъём в гору. Всё было переплетено растительностью и паучьми сетями. Просто какое-то Паучье царство. Мы так и прозвали эту стоянку — Паучья поляна.
       Что меня при этом очень порадовало — так это поведение Даши. Если ещё две недели назад малая верещала дурным голосом при виде микроскопического паучка, то нынче смело лазала со мной по буеракам, лихо сметая с лица паутину, не интересуясь, сидит ли на ней восьминогая хозяйка. А уж паутины-то в этот раз мы насобирали своими мордами и телами — хоть сети плети! Молодец Дашка, осваивается в жизни, и понимает уже, где оно — страшно, а где — так, пустячок.
       Гулять отправились с Владом и Андреем — наверх, к ближайшей базе отдыха, и ещё выше — на гору. Подъём крутой, под ногами хоть и плотная меловая дорога для машин, но мелкие камушки, словно ролики, едут под ногами, то и дело грозя уронить. На обратном пути я таки умудрилась в темноте поставить ногу не туда, камушки-ролики стремительно покатились, и я как подкошенная рухнула на твёрдую дорогу. Довольно сильно ушибла ногу — в первые несколько секунд болело так, думала — что-то серьёзное. Но ничего, отделалась рваными штанами и дыркой в ноге.
       Наверху находилось огромное подсолнечниковое поле, за которым располагался населённый пункт Бородаевка. Мы обошли поле слева, но к цивилизации приближаться не стали. "Азиатов" вели на рулетках, т.к. в темноте в незнакомой, да ещё населённой местности не хотелось рисковать. И хотя кругом было безлюдно, стрекотали сверчки и стояла умиротворяющая благодать, мои зверюги могли в темени найти какой-нибудь объект для атаки.
       Кое-где в темноте сияли зеленоватым люминесцентным светом светлячки. 

       28 июля 
         Народ где-то надыбал лещины, и пока я прогуливала собак, все лакомились недоспелыми орехами. Впрочем, на мою долю оставили.
        На прогулке мы поднялись к знакомому подсолнечниковому полю и обошли его по более длинной правой части. С правой стороны поле огибала дорога в село Бородаевка, а ещё правее начинался обрывистый склон к Днепру. В некоторых местах склон рассекали страшные зияющие трещины в несколько десятков метров глубиной. Я очень боялась, что, погнавшись за добычей, мои собаки могут сгоряча влететь в эти «пропасти» и сломать себе что-нибудь. «Пропасти» скрывались в густой, непроходимой растительности, укрывавшей зелёным ковром склоны. Ночью же здесь было просто опасно для жизни прогуливаться. 
       Бивуак собирали неспешно: я утопила на мелководье мобильник, и требовалось некоторое время, чтоб его просушить. А "Ё-моё" пробил баллон, и Саша его клеил. Отчалили все вместе, и новый день прошёл спокойно и размеренно - на маршруте, на палубе, в рассматривании красот Днепра и поисках места для стоянки. Таковой оказался безлюдный большой остров, поросший сосняком.
       Подходя в западной части острова к бухточке, мы не могли не восхититься. Могучие, хоть и невысокие, сосны раскинули разлапистые ветви над обрывчиком из чистейшего золотистого песка. Уютная бухточка так и манила к себе, словно в сказку. Полные восторга — наконец-то отыскали славное место для днёвки! - и восхваляя глазастого Игоря, присмотревшего этот райский уголок, мы бодро раскрепили на воде катамаран и начали переброску вещей на обрыв.

Ставим лагерь

       УВЫ!!! В бочке мёда оказалась ГИГАНТСКАЯ ложка дёгтя! Коренными жителями острова оказались осы! Полчища этих насекомых немедленно появились из лесу, как только мы зашуршали мешками с провизией. Словно маленькие торпеды, они с противным гудением прочерчивали воздух в разных направлениях и безжалостно жалили всякого, кто вёл себя неподобающим образом. Поскольку я ос боюсь до полусмерти (после того, как отвалялась в палате усиленной терапии из-за «поцелуя» под глаз одной полосатой красотули), то решила вести себя подобающим образом: скрылась в палатку Влада. И клятвенно обещала, что никакие кары небесные и земные не вытянут меня отсюда до темноты. Положение усугублялось тем, что сегодня была моя очередь кашеварить. Но я «встала в обрез», как говорят о норовистых лошадях.
       Народ начал возмущаться проявлениями моего норова, но Влад поддержал меня, и тоже скрылся в палатке. Он так же не жаждал общения с крылатыми аборигенами. Не помню, с кем я поменялась вахтами, но знаю точно, что все переговоры вела через стенки палатки. Я была близка к отчаянию: такое красивое место, а ни полюбоваться красотами не могу, ни собак выгулять, ни пообедать. Ничего не оставалось иного, как горестно упасть в объятия сна.
    Причаливший вскоре за нами сообразительный Валентин, "Винни-Пухо"вод, спас экспедицию в буквальном смысле слова: налил плошку красного вина и отнёс её метров за двести от лагеря. Через пару часов ос в лагере поуменьшилось настолько, что воздух перестал гудеть и мелькать полосатыми оккупантами: все отправились бражничать. И я отважилась покинуть палатку.
       Видимо, это место на острове было регулярно посещаемо рыбаками, охотниками и подобным людом, пищевые отбросы не переводились, и потому осы распоясались не на шутку. Наших пережалили чуть не всех, а кое-кого и не по одному разу. Собак я привязала подальше от кухни, соответственно — подальше от ос. Но что творилось с бегающей на свободе Шпилькой! Собачонка вообразила себя камикадзе, и с безумным блеском в выпученных глазёнках, горестно опустив поленом некогда гордо задираемый хвост, с отчаянной решимостью смертника бесконечно атаковала летающих гадов.
       Но благодаря Валику к вечеру жёлто-чёрная эскадрилья покинула нас в основной своей массе. Мы спокойно поужинали.
      Гулять собак я отправилась в лес. Когда-то он был посажен искусственно, о чём свидетельствовали кое-где сохранившие стройность ряды сосен. Но с тех пор прошло немало лет, и дикая растительность поглощала труды былых времён. Нагромождения валежника,  сухостоя, непроходимые заросли трав — всё восхищало своей первобытной красотой. Собаки продирались сквозь растительность с решимостью одержимых. Морда Аяра не заживала от набитых намордником ранок, но он с упорством коммандос расчищал себе путь. Гуляйте-гуляйте, друзья мои! Лучше так, чем в асфальтовых джунглях.
     А на горизонте беспрерывно сверкали молнии — где-то бушевала гроза. Тут, на острове, тоже поднялся ветер и похолодало. Мы ждали приближения бури. 

       29 июля 
 
       Утро выдалось солнечным и безоблачным, словно и не бесновалась невдалеке природа. Осы почти не беспокоили лагерь. Я думала, здесь останемся на днёвку, но народ почему-то спешно упаковывался. Мы выпустили два катамарана часа на два раньше. А сами остались полновластными, хоть и временными, хозяевами необитаемого острова. С мамой и Дашей пошли в лес гулять собак. С несчастного-счастливого Аяра сняла намордник. Шпиля снова кого-то подняла, и свора с воплями умчалась в дебри острова. А мы вернулись на стоянку. Набегаются собаки и сами вернутся. Небось, не заблудятся. Хотя в сравнении с Большим Крячеком этот остров значительно больше.
       Это были самые лучшие часы похода! Полное умиротворение, тишина, нарушаемая лишь щебетом птиц и тихими разговорами. Удивительно, что экипаж «Винни Пуха» по-прежнему не «заводил» моих "азиатов". Злобные псы вернулись из лесных странствий и мирно бродили среди оставшихся участников экспедиции, вынюхивая что-то в траве. Полагаю, спокойное поведение Валика и его спутников не внушали собакам напряга, и потому хищники расслаблялись и не считали их опасными. А мэврики и ё-моёвцы, хоть и очень хорошие люди, но шумные. И возбуждали своей суетой мою свору.

И снова - в путь!

       День прошёл, как и вчера - в мирном плавании по руслу великой реки. Причаливали минут на десять к бережку, ибо членам экипажа приспичило "по-большому" в кустики. А когда проскочили километров пять по ветру и почти что догнали своих, я в ужасе вспомнила, что позабыла на том бережке собачьи поводки!
     Мало того, что привязывать зверьё будет проблематично, так ещё и жалко сами поводки. Особенно — аяркин, из парашютной стропы, которую нынче днём с огнём в продаже не сыщешь. Спасибо команде — никто не возражал, когда я отдала распоряжение развернуться на 180.
       Теперь дул вмордувинд, и обратный путь занял в два раза больше времени. Но неподражаемый «Мистраль» нёсся, словно сам проникся желанием успеть. Я боялась, что пришедшие на пляж местные жители позарятся на качественную тесьму с хорошими карабинами.
      По пути к позабытым поводкам мы отзвонились другим экипажам, которые явно находились в полном недоумении от нашего поведения. Догоняли-догоняли, и вдруг ни с того ни с сего развернулись и помчались на всех парусах обратно. Мы объяснили причину своих выкрутасов. Бакулинцы сообщили, что ищут место у левого берега, но вода там страшно загажена «зелёнкой». Просили, чтоб мы присмотрели место на правом берегу как запасной вариант.
      "Удивительное рядом" – местные женщины не только не прикарманили мои поводки, но даже поджидали нашего возвращения, держа их наготове. А я о них плохо думала! Хорошо, что ошиблась, и порядочные люди ещё не все повымерли.
       Вечер обещал тёплую ночь, разгружать ежевечерне тюки нам до смерти надоело, и потому сегодня мы в край обленились: сняли с катамарана только спартанский набор остро необходимых для ночлега предметов. Палатку поставили лишь для мамы с Дашей.
       Сегодня моя вахта по лагерю, поэтому собаки вечером прогуливались относительно скромно. Сразу за стоянкой, левее склона, вилась в густой траве тропа. По ней мы с Дашей и собаками и направились. И увидели красоту необычайную: с двух сторон на тропу надвигались холмы. Крутые, аккуратненькие, словно вылепленные ребёнком-великаном пасочки со скруглёнными верхушками. Их было много; почти вертикальные склоны заросли разнотравьем, и «пасочки»-гиганты ассоциировались с поставленными в беспорядке шерстяными великанскими шапочками. Забраться на такую крутизну смогла только проныра Шпилька. Остальные не стали даже пробовать.

30 июля
        Утром умилил Влад: оказывается, он лёг спать прямо под деревом, где я привязала Амгу. Завернулся в спальник и дрых без задних мыслей. А якобы злобная тварь Амга мирно почивала у него под бочком. И ничего. Никто никого не покусал. Впрочем, потому что Влада она знает. Остальных "азиатка" даже близко бы к дереву не подпустила. Но народ у нас подобрался умный, и никто не пробовал приблизиться.
       На утреннюю прогулку отправились с мамой, Дашей и Валиком. Это оказалась лучшая совместная прогулка за весь поход! Мы преодолевали крутые спуски и подъёмы, пробирались через овраги и заросшие травой в рост человека дикие пустоши. Вышли на берег Днепра к роскошным валунам. Чистая водица так и манила выкупаться. А мы не взяли купальников! Ведь собирались на прогулку с собаками, а не на пляж. Но в жару днепровские воды были так соблазнительны! И мы отправились плавать  в рубашках и сарафанах.
       Валик взял с собой видеокамеру, и замечательная наша прогулка осталась запечатлена не только на бумаге. Аяра я освободила от намордника, когда поняла, что в это истинно райское местечко незаметно не подойдёт никто. Огромные псы, как на ладони, были видны издалека, и надо обладать полным отсутствием мозга, чтоб сунуться сюда и нарушить наше маленькое счастье.
      Мы словно окунулись в детство — брязгались, лазали по скользким валунам, гоняли собак... Валентин показательно, на камеру, демонстрировал, как надо вылезать на камни, чтоб не съехать обратно. Эта прогулка доставила нам массу положительных эмоций...
          После завтрака - опять в путь. К вечеру отыскали более-менее удобное место для ночлега, но тут уже попахивало человеческим соседством - слишком близки базы отдыха и пансионаты.
       Снова пришлось оставлять катамараны ночевать на воде. А лагерь разбили на песчаном пляже возле смешанного леса. К сожалению, безлюдностью уже не пахло, и злобные "азиаты" оказались весьма кстати. Я привязала их по просьбе Саши возле «Ё-моё», т.к. из-за поганого якоря ему пришлось швартовать свой корабль в отдалении от наших, в камышах. И фига с два кто теперь подкрадётся к бакулинскому детищу!
      Цивилизация оставила в этих местах свой след: битые стёкла, пустые бутылки и прочий хлам. Пришлось расчищать место для приготовления и принятия пищи. Как нам сообщили, это есть заброшенный пляж местной базы отдыха.
      Уже вовсе поздней ночью мы с Дашей и Владом отправились выгуливать собак. А оставшиеся в лагере эти полтора часа задушевно пели песни у костра. И даже те, кто считал себя без слуха и голоса, обнаружили присутствие оных, если хочет петь душа.
         А мы пробирались ночной лесной дорогой между обрывистых стен куда-то наверх. Темнота -  хоть глаз выколи. Хорошо, что у Влада был с собой фонарик. Мужественная девочка Даша (которая год назад визжала от ужаса при виде маленькой жабки) смело шагала в ночи, и даже странные звуки ночной птицы на дереве не испугали её. Рассмотреть пернатую не удалось. Она бесстрашно завывала и свистела на ветвях над нашими головами, но луч фонарика не смог преодолеть летнего мрака. Признаюсь честно: если б с нами не пошёл Влад, я бы отчаянно боялась ходить в этом лесу ночью, и даже в компании с двумя волкодавами.

31 июля
       Пекло разгоралось уже в пять утра, когда мы с Дашей отправились на прогулку с собаками. Девчонка сама просыпается всякий раз добровольно в пять утра, чтоб составить мне компанию. Ну умница, просто умница!
     Пошли той дорогой, что гуляли ночью. При солнечном освещении она не казалась уже такой зловещей. Но всё равно потрясала. Такое впечатление, что находилась в глубоком каньоне, вымытом мощными водяными потоками в днепровских кручах.
      Свернули не направо, как вечером, а налево, в лес. Красивый, светлый, но — очень опасный. В зелёных зарослях скрывались глубокие трещины,  каньоны. Края их обрывались вертикально вниз. Границы не видно, всё скрыто местной разнообразной флорой. Вот так будешь продираться сквозь растительность — и ойкнуть не успеешь, как покатишься шею ломать. Глубина у них приличная — метров пять-десять.
     Пройдя километра два по лесной дороге, вышли на асфальтированную с указателем «База отдыха такая-то». И тут поджидал очередной сюрприз: обочины полностью заросли цветущей коноплёй. Трава гордо несла свои метёлки, не опасаясь, что её начнут уничтожать. В донецких краях не найдёшь и одиночного растеньица, всё повырвано если не любителями каннабиса, то его противниками.
      Я скоренько вернулась в лагерь за видеокамерой. Такое надо показывать друзьям-дончанам, а то не поверят. Принесла с собой одно растение в лагерь. Вера тут же скомандовала стряхнуть пыльцу в котелок с завтраком.
     Повторный поход в лес по крутому склону дался гораздо тяжелее. Собаки шли с вываленными языками и безучастными глазами, словно и вправду накурились «травки». Потому что уже к восьми утра жара стояла невыносимая. Приближались знаменитые знойные дни лета 2010-го, когда температура зашкаливала в тени за 42 градуса по Цельсию.
       Однако сегодня нам предстоял последний переход - в Днепродзержинск. Последний день похода, умирая от жары, мы только и делали, что прыгали за борт, катались на верёвке за катамараном да поливали забортной водой собак. Местом стапеля избрали Днепрдзержинский яхт-клуб, знаменитый тем, что являлся любимым место отдыха уже покойного генсека СССР Леонида Брежнева, когда он ещё не был генсеком. Руководство яхт-клуба любезно позволило нам поставить лагерь на его территории и разобрать-упаковать катамараны.
     Весь день стояла жара за 40, мы бесконечно бегали под газонную поливалку освежаться. Собаки отсыпались, привязанные в кустах.
      Когда основная масса народу стала готовиться к ночлегу, мы с Дашей, Владом и Андреем отправились выгулять собак за территорию. В темноте особо ничего не было видно, поэтому мы скромно поводили зверьё в близ растущем соснячке, нацепляли на тапки каких-то гадких колючек и благополучно, никого не съев, вернулись «на базу».
      Спали в обнимку со своим имуществом. Часть наших, и в том числе мама с Дашей, отправились на пол брежневской беседки, который заботливая Ивановна предварительно вымыла. Часть — на сложенные штабелем доски. Часть соорудила нечто типа бомжатского логова на земле. А мы с Владом и Андреем просто бросили коврики-карематы на гравий вблизи тюков с «Мистралем», умостили свои тела на коврики и прикрылись спальниками. Ночь стояла такая тёплая, что без вреда для здоровья можно было бы спать прямо на голой земле.

1 августа
      Всю ночь я бесконечно вскакивала и грозным шипением закрывала рты своим четвероногим охранникам. Они бдили во все глаза и уши, особенно старался Аяр. Любой шорох на территории яхт-клуба сопровождался басовитым лаем. Его подхватывала вся свора и следом — местные шавки. Я даже один раз подходила к кобелю, интересовалась, что или кто его так тревожит. Оказалось, по двору путешествовал ёжик. Пришлось закатить его в тряпку и унести подальше. Мои негромкие окрики привели к тому, что пёс только ворчал и утробно рычал, т. к. на лай я реагировала запретом, а рык игнорировала. Так и дрессировали мы друг друга до рассвета.
     А на рассвете нас разбудили гости яхт-клуба: притащили на прицепе катер и согнали спящих туристов с облюбованных мест. Мы расположились, видите ли, у них на пути.
      Но ничего, зато пораньше отправимся на прогулку с собаками, пока ещё не очень жарко и город не проснулся. Маме дала Амгу, сама пошла с Аяром, а Даша и Шпилька сами побежали. Выйдя за ворота яхт-клуба, свернули налево и пошли по набережной Днепра. Очень хотелось добраться до плотины, взглянуть на шлюзы.
     Набережная очень широкая, справа от неё — Днепр, берег огражден массой бетона. Слева от набережной тянется пустошь с участками старых тополей и сосняка. Ещё левее — автодорога. Мы, конечно, повели собак на пустошь, но "азиатов" так и не решились отстегнуть от рулеток. Всё-таки город, а им после вольницы похода просто "снесло башни", они теперь мнят себя хозяевами мира.
    И правильно сделали, что не отпустили, ибо несносная Шпилька подняла и погнала с сумашедшими визгами и взлаиваниями... зайца! В городе Днепродзержинске!
     Пока она гоняла косого по пустоши, а волкодавы тщетно пытались уволочь нас с мамой на подмогу, мы добрели до плотины. Впечатляющее зрелище!

Если присмотреться, то среди барахла в левой части снимка виден пёстрый корпус спящей Амы

       А потом приехал наш знакомый водитель Олег на "Газели" вместе с приятелем на ещё одной "Газели". Так что путь назад предстоял более комфортный.
       Погрузка прошла без приключений. Одну «Газель» загрузили катамаранами и вещами, другую — людьми и собаками. 

       Больше фото и подробный судовой журнал здесь: "Поход по Днепродзержинскому водохранилищу-2010".
       Коротенькая видеонарезка участия Амги, Аяра и Шпильки в походе по Днепру:
 
Полная версия фильма о походе: "Днепровский поход-2010"
      С грустью резюмирую, что этот поход стал последним серьёзным походом для Амги. Более экстремальных ей уже было не выдержать, а такие спокойные, "семейного типа", уступали место более интенсивным и опасным - одновременно с нашим прогрессом, как мореплавателей. Да и здоровьечко у неё стало пошаливать - после девяти лет появилась и не уходила лёгкая хромота на правую заднюю. 
        Ветеринары пожимали плечами:
       - А что вы хотите от тяжёлой собаки в таком возрасте? Артрозы...
       И назначали противовоспалительные и обезболивающие. Однако я отвергла НПВСы и повадилась раза два в год проводить любимой Амгуше курс "Гелакана". Очень дорого, но я могла в то время себе позволить такие траты на собаку. Тем более, что визуальный эффект от этого коллагенового препарата был весьма заметным.
       Ещё один ветеринар убеждал меня, что хромота - следствие прогрессирующей дисплазии тазобедренных суставов. Я возразила, что, мол, собака девять лет неутомимо бегала-прыгала, везде меня сопровождала, ходила в походы, с чего бы вдруг начала прогрессировать дисплазия, которой явно не было? Он ответил, что с возрастом суставы разбиваются, особенно если собака много гуляет, бегает и прыгает, так что не удивительно. Поскольку вет отличался толковостью, то я на тот момент поверила его предположениям и считала, что у Амы - дисплазия ТБС. Хотя сей факт меня сильно огорчил.
       Однако по прошествии трёх лет Амге был сделан рентген позвоночника и тазобедренных суставов. Оказалось, причина хромоты - в давнем смещении позвонков, полученном семь лет назад, в начале далёкого 2003 года. Тогда Аму сбила машина. Однако тренированный организм, казалось, с лёгкостью перенёс травму, и я даже не подозревала все эти годы, что моя выносливая и спортивная Гушинда живёт с повреждённым позвоночником. До сих пор удивляюсь - как же Амушка жила, бегала, носила щенков с эдакой травмой, и я даже не догадывалась о таких страшных последствиях того ДТП! Пожалуй, единственное, что меня смущало - Амга не любила прыгать барьеры. Прыгала, но не с той энергетикой, что подразумевалась её телосложением. И я как-то не стала настаивать на активных прыжках: вроде бы, ни к чему для тяжёлой собаки. Много бегает, скачет - и ладно.  Пока мышцы были в тренинге, они компенсировали повреждения в осевом скелете. А в пожилом возрасте, когда интенсивность нагрузок снизилась, всё потихоньку начало вылезать в клинические проявления. Проблемы в позвоночнике прогрессировали, нарушилась иннервация. Отсюда - хромота.
       А самое грустное, что никаких средств для исцеления до сих пор не существует - только коллагеновая поддержка хрящей, грамотная диета и правильные физнагрузки. Операция же на позвоночнике сильно дорога и рискованна.

Вторая сессия в "Днепровском"

     
Вторая сессия проводилась в августе, в страшную жару. Но зато нас встретили уже не как салаг, а как вполне приятных курсантов. Учёба в дрессцентре набирала обороты, становилась всё насыщенней и интересней. Я уже осознанно готовила Аяра к осеннему Чемпионату по работе собак в пгт Межевая, с помощью инструкторов-курсантов и выпускников "чистила" огрехи работы. Однако руководство учебного центра по-прежнему без энтузиазма относилось к моей затее и не помогало.
       На этом видео - одно из самостоятельных ранне-утренних занятий по послушанию, до начала уроков.

  

           Следующее видео - учебное занятие по следовой. Скептически настроенный мэтр В.А.Чернявский, увидав эту работу, объявил "азиата" на данный момент лучшим из представленных на занятие собак. "Низкий нос, высокая заинтересованность и внимательность в проработке следа. Несколько рваный ритм - надо работать" - характеристика, данная им.

  

       После увиденного на следу, Чернявский решил, что Аяр готов к проработке угла и почтил нас личным инструктажем на следу:

  

       Пробую, как Аяр проработает след с двумя углами:

  

История с наркоманом

       Часов в 11 вечера иду гулять с Амой и Шпилей. Веду Аму на коротком поводке, справа от себя, по газону. По левую руку – большой асфальтированный пятачок для автомобилей, т.е. места предостаточно.
         Внезапно в темноте сзади настигают быстрые шаги и по левую руку от меня буквально протирается некий молодой человек. То ли с координацией у него полный швах, то ли что плохое задумал. Быстрее всех среагировала телохранительница Амга. Мгновенно взвилась на задние ноги и хапнула наглеца за ближайшую часть тела. Хорошо, что была на поводке, и я успела её сдёрнуть. Зубы скользнули по плечу парня, послышался лёгкий треск одежды – и странный субъект бодро удалился.
         Я ещё стояла, приходя в себя, а он уже добрался до освещённого фонарём места и в задумчивости рассматривал своё плечо. Смотрел не долго, и отправился дальше в темноту.
         Я подумала, что обошлось – так, царапины. А хлопец явно был навеселе и не прав, что так плотно протёрся близ меня, хотя места на дороге хватало для трёх автомобилей. Надеюсь, в следующий раз будет уважительнее относиться к одиноким женщинам с большими собаками.
         Однако на следующий день на мой мобильный пришло сообщение от незнакомого абонента. Мол, ваша собака меня серьёзно покусала, а мой дядя работает в «раяделе», дядя в гневе, и вам хана, если не заплатите 800 грн. Сначала меня прошиб холодный пот от страха. Потом я некоторое время соображала, что же это за место работы – «раядел». Потом сообразила и вспотела ещё раз.
          Первое. Откуда у них номер моего мобильного?
          Второе. Как они смогут доказать, что укусила именно моя собака?
       Третье. Если повреждения такие серьёзные, почему парень даже не вскрикнул в момент укуса? Почему спокойно рассмотрел под фонарём свою рану и спокойно пошёл дальше?         
         Четвёртое. Если парень был пьян, смогу ли я доказать, что он понёс заслуженное наказание?
          Пятое. Что могут сделать со мной и Амгой в случае доказанной вины?
         Шестое. Как расценивать такую наглость, как вымогательство денег по SMS?
         Седьмое. И как теперь из этого выкручиваться?
         Надо срочно вывозить подальше Амгу. В село, на дачу. И пусть потом докажут, что она вчера была в городе! Позвонила сыну, маме, знакомому таксисту и скоординировала их действия. Машина прибыла под самый подъезд. Миша прямо с крыльца посадил собаку в салон, и они домчались до ж/д вокзала. Там Миша сел в электричку и отправился к бабушке. Впервые полностью самостоятельно. Да ещё и с огромной собакой.
         Добрались они благополучно. Я же работу покинуть пока не могла. К тому же хорошо помнила, как мои поселковые соседи навели на мой адрес тех, чью собаку Ама покусала, будучи больной. Я об этом случае и не знала бы, ибо в день покусов не я гуляла с Амгой. Но факт есть факт. Точно так же могли вновь привести возмездие из «раядела» к моему порогу. Я должна быть дома, чтобы поставить точку над i.
         Обезопасив собаку, решила выяснить, каким образом товарищи узнали мой мобильный номер. Тем временем, они продолжали осыпать меня угрозами и требованиями взять трубку и договориться о встрече. Сообщения я заботливо сохраняла – могут пригодиться. Я теперь опытная.
         Когда страх немного отпустил, я включила мозги. Судя по «раяделу» и прочим подобным словам, которые сейчас уже не помню, «писатель» явно отличался плохой успеваемостью в школе. То ли возрастом не вышел, то ли тунеядец отменный. Но вымогателем уже себя мнит.
         В конце концов удалось «найти концы». Оказалось, укушенный – знакомый моей подруги Лены, и знает, что у Лены живёт большой «азиат», с которым она гуляет по посёлку. Вместе с приятелем он явился к Лене на разборки. Пьяный-пьяный, а породную принадлежность укусившей собаки запомнил.
         Однако, увидев белого лохматого Кинга, заявил, что укусившая собака была другого цвета. Не белая – это точно. С Ленки и Кинга подозрения были сняты. Ещё одним «азиатом», гуляющим по улицам посёлка, была Амга. И Лена дала мой мобильный пострадавшему, чтоб он убедился, что и моя собака не могла его укусить.
         Плечо у хлопца было перебинтовано, а сумму в 800 грн (практически моя месячная зарплата) он объяснял дороговизной испорченной футболки (200 грн), потраченными медикаментами и моральной компенсацией.
         Вернувшись с работы, я прямиком отправилась к Ленке. Её, видать, мучили угрызения совести, что она меня «сдала», и потому мы вместе сели думать, как теперь выкручиваться. Всё-таки дядя из «раядела» - это не шутки. К нам присоединилась соседка Юля – весьма бойкая дама. Её решительность помогла разработать план.
         Я пока «не свечусь». А мадамы назначают потерпевшему встречу и просят показать повреждения. И уже в зависимости от нанесённого вреда то ли пошлют его куда подальше, то ли мне придётся выложить денежку.
         На «стрелку» явилось человек 10 подростков от 14 до 17 лет. Укушенный держался гоголем и сверкал белоснежным бинтом на плече. Барышни обманули его, сказав, что на «стрелку» несут деньги. Он был настолько уверен, что сейчас получит бабло, что без задней мысли снял повязку с руки.
         А дальше – немая сцена. На руке виднелись едва заметные розовые полоски длиной сантиметров 5. А испорченность футболки якобы за 200 грн выражалась в крохотной дырочке от клыка, случившейся возле шва на рукаве.
         - Не будет тебе денег, мальчик. Небось, девчонка в оргазме тебя поцарапала, а ты на собаку сваливаешь? Гуляй домой, пока дяде из райотдела не показали твои эсэмэски с угрозами и вымогательствами.
         Оторопели даже пришедшие поживиться друганы.
         - И это – то, за что ты хотел срубить бабла? Ну ты лох!
         Подростки с гоготом стали рассасываться, а потерпевший с мольбой канючил:
         -Ну тётя Лена, ну дайте хоть 10 гривен!
         - Ступай, малыш. По пятницам не подаю.
         Как потом выяснилось, хлопец оказался юным нариком и в момент инцидента с собакой был не пьян. Он был «упорот» какой-то наркотой. И сейчас возжелал поживиться на этом случае, и себе дозу прикупить, и друзьям долю пообещал.
         Можно было бы на этом поставить точку, но случай лично для меня таки получил материальные последствия. В спешке, отвозя Амгу, Мишаня потерял в электричке мобильный телефон.

         Так что мораль сей басни такова: не паникуйте. Решайте вопросы с холодной головой.

Региональный Чемпионат по работе собак-2010

       В то время Амгу я уже "списала" на покой. То есть она ещё продолжала сопровождать меня на дрессировки в те места, куда можно было дойти пешком. Но если требовалась поездка общественным транспортом, то я уже не брала её с собой - изменилась жизнь в мегаполисе Донецке, и косые взгляды обывателей, недовольных присутствием крупной собаки в транспорте, начинали действовать на нервы. Особенно в грязную погоду. А на занятия приходилось ездить, естественно, в любую погоду. Кроме того, я заметила, что и Амгу стали напрягать такие поездки. Как теперь понимаю, у неё болела травмированная когда-то спина. 
         Гораздо больше Гушинде нравились спокойные длительные прогулки в компании со Шпилькой. Она по-прежнему наслаждалась своим королевским положением, следила за порядком на территории, с энтузиазмом включалась в шпилькины хулиганские выходки и "строила" всех собак в округе.
       К Аяру я теперь стала ездить не один раз в неделю, а два, потому что надо было доводить его умения до какого-то логического завершения. Руки чесались шлифовать на ком-то собственные знания, обновлённые в "Днепровском". А лучше Аяра никто на эту роль не подходил, даже Шпилька.
       Именно с Аяром удалось провернуть забавную штуку - картинно-быстрый переход прыжком из фронтального положения в исходное. На моей памяти не встретился ни один "азиат" с таким умением.

  

       А в конце октября мы снова отправились обкатывать себя в условиях серьёзной соревновательной конкуренции - в пгт Межевая на очередной Региональный Чемпионат по работе собак. Там нас встретили уже как старых знакомых. Кто-то - с уважением, что не бросаем задуманное, работаем. Кто-то - с жалостью, ибо считали, что я напрасно трачу время на бесперспективную собаку. И практически все отметили возросший уровень нашей подготовки.
       Ниже - видеоролик нашего выступления. К сожалению, быстрая укладка Аяра из движения не попала в кадр - закрыл оператора зритель. Работа более чёткая, чем в прошлом году, но собака со временем "зажалась". Моя вина - не подбадривала, где можно. Хотела вытащить из него больше, чем Аяр мог. Да и группа перестаралась - этакой толпой попёрли на серьёзную собаку... Кобель очень старался, но от излишнего усердия боялся сделать что-то не так и "тормозил" под конец. Съёмка Ольги Омельченко.

Наш результат - 42 балла. Зачёт. Судья - Дмитрий Козорез, г.Киев.

  

Дважды через всю Украину

     В декабре мне удалось осуществить с Аяром несколько безумный проект - съездить на учёбу в Волынскую область Украины, в г.Луцк, к профессиональному дрессировщику-спортсмену Олегу Мартыновичу. Очень уж мне понравился в "Днепровском" его молодой "немец" по кличке Бэст и то, как работал этот пёс. Он, конечно, не единственный грамотно обученный четвероногий персонаж, но именно его хозяин Олег оказался тем единственным кинологом, кто не покрутил пальцем у виска из-за моей прихоти обучить "азиата" работать в спортивной манере. Более того - Олег делился всеми премудростями дрессировки и приглашал в гости!  Упустить такую возможность было никак нельзя.
       Ехала я через Днепропетровск, ибо именно там останавливается проходящий на Луцк поезд. До Днепра добралась с огромной собакой без проблем, потому что на двух электричках с пересадкой в Чаплино. А вот дальше начинались препятствия, и нешуточные. Недавно вышел закон, согласно которому изменились требования к перевозке собак ж/д транспортом. Теперь уже не разрешалось размещение животных в плацкарте, а только - в полностью выкупленном купе. Это увеличивало стоимость поездки в... 8 раз!!!
       Таких денег я не могла себе позволить потратить. И потому понадеялась на привычный "Авось" и менталитет нашего народа.
       Стоянка поезда в Днепре - всего несколько минут. За это время требовалось отыскать нужный вагон (согласно предварительно приобретённым билетам - пассажирскому и багажному на собаку) и уговорить проводницу за определённую мзду взять нас в вагон. Но проводница, как и ожидалось, встала в обрез: нет и всё! Боясь потерять деньги за уже купленные билеты, я помчалась искать начальника поезда и уговаривать его. Понятно, что габариты моей собачки только ухудшали реализацию замысла. К тому же, нам с Аяром маячила перспектива ночёвки на вокзале, ибо стоял уже поздний вечер. И мороз градусов десять-пятнадцать.
       Однако, нам удивительно повезло: начальник согласился! Девочки-проводницы по-быстрому впустили нас в вагон за полминуты до отхода поезда и гостеприимно раскрыли перед Аяром... двери туалета! Они его запрут там, и никто, кроме меня, зайти не сможет. Хоть и тесно, зато едем! Бедолага Аяр так и проспал до обеда на коврике, свернувшись вокруг унитаза. Счастье, что поезд оказался на редкость чистым и ухоженным: в туалете не воняло, не сквозило, а на полу лежал чистый коврик.
       В Луцке нас встретили местные кинологи и на машине привезли в собачий питомник при каком-то заводе. Там я выбрала для Аяра чистый вольер, ещё пахнущий свежим деревом, и с самой большой будкой. Тут он жил все 9 дней нашего гостевания.
       В дорогу я его не кормила. Так что к вечеру он вышел работать с высоким желанием. Однако Олег и коллеги посчитали, что кобеля надо подержать в голодном состоянии как минимум ещё пару суток, ибо "мотивация недостаточная". Я попыталась что-то вякнуть на тему, что новое место, мороз минус 20 и уже сутки голода, а собака работает с большим желанием. На что мне возразили, что желание недостаточное, что если приехала учиться - то делай, как велено.
       Так что Аярка первые трое суток жрал только то, что зарабатывал во время занятия. Зато к концу четвёртых суток поста я заметила разницу между мотивацией к работе. Пёс просто горел желанием что-то делать, выполнял команды сверхстарательно и на невероятном энтузиазме. Просто летал. Более того - эти трое суток "заработков" произвели перестройку его сознания, и он в работе стал навсегда более старательным, чем раньше - а вдруг опять придётся каждый кусочек зарабатывать?
       Сами же "учителя" обычно запирались в пустующем вольере и оттуда руководили нашей работой. После разводимых ими для австрийской полиции малинуа и "немцев" они сильно не хотели попасть Аяру на зуб и перестраховывались.
       Параллельно я наблюдала процесс обучения других собак, начиная со щенячьего возраста и заканчивая подготовкой к сдаче испытаний. Научилась очень многому, методики обучения собак приобрели некую стройность и упорядоченность в моём мозгу.
       Режим жизни в Луцке был прост: утром - в питомник, выгул Аяра, занятия с Аяром и другими собаками; обед - в каптёрке питомника; вечером - занятия с Аяром и собаками, выгул Аяра и - домой, к Олегу, где ждал тёплый ужин от его супруги. Вечером - изучение методической литературы по спортивным кинологическим журналам и видеоматериалам с комментариями Олега. По утрам на пути в питомник мы успевали совершить короткие экскурсии по Луцку, а один из дней посвятили долгой экскурсии по знаменитому Луцкому замку Любарта и прилегающим пещерам. Городок Луцк - небольшой, очень уютный, с украиноговорящим населением. Заборы, в отличие от восточной части страны, - сетчатые, а не сплошные. Как в Европе - всё насквозь видно, кто чем занят в своём дворе. Много небольших аккуратных цветных двухэтажных домиков, радующих глаз красками пейзажа. Много деревьев - было б лето, всё кругом зеленело бы. Ну а нынче - в снегу.
       Вечерний выгул Аяра я совершала не позднее пяти часов вечера, ибо темнело рано, и предстояло ещё добираться домой через весь город. Ребята предлагали не заморачиваться с выгулами - мол, всё сделает в вольере, ничего страшного. Но чистоплотный Аяр сразу дал понять, что в дерьме сидеть не желает. Он терпел до 10 утра - более 17 часов! Все удивлялись, как может дворовой пёс быть таким порядочным. Но вот может! Потому по утрам я торопила Олега - надо выгулять Ярика: он ждёт и терпит!
      Обратная дорога в Донецк прошла тоже интересно. Кинологи довезли нас до ж/д вокзала машиной, а там Олег взял билеты на скоростную электричку повышенной комфортности до Киева. Ночь в пути - и на рассвете мы в столице. Вот только в скоростных электричках собак запрещено возить уже лет пять как. Однако мы с пёсиком весьма благополучно прокемарили до прибытия в Киев, никто нас не собирался выкидывать с поезда.
       Поезд из Киева до Донецка отправлялся только вечером, и с его проводницами я уже связалась по мобильному - заранее, ещё в Донецке, ездила на вокзал и решила этот вопрос. Но предстояло где-то проболтаться целый день вместе с огромной собакой, а на улице - мороз. К счастью, в Киеве у нас живут родственники, и мамина сестра Юля согласилась нас принять, обогреть и покормить. До них следовало добираться электричкой от вокзала, а чтобы попасть на электричку - ехать чёрт-те куда на эскалаторе. Так что Ярик вкусил этого экстрима - эскалатора. А я боялась, что он не сообразит вовремя переставить лапы, и его когти засосёт вместе с дорожкой. Но он послушно вовремя выполнил команду "Барьер".
       С электрички мы пересели в трамвай, и ещё минут 20 колесили по новостройкам столицы. А потом ввалились в большую чистую Юлину квартиру. Аярка послушно обустроился на коврике в коридоре, очень благодушно отнёсся к Юле, которая нас накормила от пуза всякими вкусностями. Днём мы вместе гуляли по Киеву, привлекая внимание прохожих огромной пёстрой собакой. А вечером Юля на своём джипе отвезла нас на вокзал, где ожидало уже подготовленное купе проводников. В купе мы с Аяром заперлись и сладко проспали всю ночь, не высовывая носа до самого Донецка.
       Так удачно завершилась весьма полезная поездка в Луцк. Оставила она по себе самые приятные воспоминания и только положительные эмоции. Добрые, гостеприимные, договороспособные люди встретились на нашем пути. Мы многому научились, а Аярка просто поразил своей интеллигентностью и сообразительностью. До чего же воспитанная, удобная собака, несмотря на габариты!
       До сих пор, глядя на карту Украины, поражаюсь: это же надо было ради обучения собачки махнуть с ней через всю страну! Не имея права или лишних финансов везти её в поездах! Вспоминая страшную толчею на вокзале Киева, где даже самому себе не хватает места в людском потоке, не перестаю удивляться, что я там ходила с огромным кобелиной, и мне не было с ним дискомфортно!
      Достойный, очень достойный сынок получился у Амгуши.
      А она сама в эти дни находилась на попечении Миши и мамы.

АМГА-2011