Воспоминания о Крыловской в стихах.

О жизни победителей Всесоюзного конкурса "На коне - через века!"

в станице Крыловская Краснодарского края

Если некоторые стихи и несколько неуклюжи, не стоит забывать, что сочиняли их не юные поэтессы, а рядовые подростки. Ведь главное в поэзии – чувства и сердце. А уж этим стихи девчонок переполнены. Любовь и нежность к лошади, понятие дружбы, здоровый юмор, грусть расставания, надежды на встречу… (Комментарии О.Дмитрук, 2011 год).

 

 

Андерсоне Жанете, г. Рига

 

Воспоминания о ночной степи, о Бунчуке и Будулае.

 

Стук копыт по дороге степной,

 

Звёздный купол над нами сияет…

 

И живительный воздух ночной

 

Нас покоем своим наполняет.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Спит уставшая за день земля,

 

Тихо шепчутся волны речные,

 

И недвижно стоят тополя,

 

Словно верные стражи земные.

 

 

 

 

 

 

 

Всё объято покоем и сном,

 

Лишь два всадника медленно едут…

 

Будулай за своим Бунчуком

 

Не спеша продвигается следом.

 

 

 

 

 

 

 

Что в грядущем нас ждёт, впереди?

 

Знает только, пожалуй, Всевышний.

 

Неизвестны Господни пути.

 

Да и знать их, наверно, - излишне.

 

 

 

 

 

 

 

Но куда ни забросит меня,

 

Никогда и нигде не забуду

 

Степь ночную и губы коня –

 

Человечества лучшего друга.

18 августа 1991 г.

 

Андерсоне Жанете, г. Рига

 

Мерцают южные созвездья,

 

И Млечный путь нас манит вдаль…

 

Летит планета сквозь столетья;

 

В душе моей царит печаль.

 

 

 

 

Мне жаль немного расставаться

 

С простором солнечных степей,

 

Но в памяти запечатлятся

 

Глаза прекрасных лошадей.

 

 

 

 

С друзьями грустно разлучаться.

 

Но – что поделаешь, друзья? –

 

Жизнь сплетена из слёз и счастья,

 

И изменить её нельзя.

 

 

 

 

Быть может, в будущем далёком

 

Сойдутся вновь наши пути,

 

Но к дням тем светлым нам дорогу

 

Уже обратно не найти.

 

 

 

 

Пусть так. Но память сохранит нам

 

Огонь прощального костра…

 

Не будет никогда забыта

 

Тех дней счастливая пора.

19 августа 1991 г.

 

Андерсоне Жанете, г. Рига

 

Когда обыденная серость

 

Замучит скукою своей,

 

Ты вспомни тихий берег Еи

 

И бег стремительных коней.

 

 

 

 

И пыли облако над степью,

 

И жар полуденных лучей,

 

И как весь день кусали слепни

 

И нас, и наших лошадей.

 

 

 

 

Ты вспомни звёздный купол неба,

 

И пламя нашего костра,

 

Мечты о вкусном чёрном хлебе,

 

Побудки ранние с утра…

 

 

 

 

И бороду Архимандрита,

 

Полощущуюся в реке,

 

И Маринолу на Граните –

 

Как на заборе, на хребте.

 

 

 

Оно ты вспомни на досуге:

 

Билеты он любил стирать…

 

Не забывай о нашей дружбе

 

И письма не забудь писать.

19 августа 1991 г.

 

О нашей жизни в станице Крыловская.

Марина Минаева, г.Вязьма

 

Все разъехались по домам.

 

То ли ждёт нас ещё впереди?

 

Но никак не забуду Кубань.

 

От кого-то письмо пришло – иди, посмотри!

 

 

 

 

Долго в памяти буду хранить

 

Туалет с очень «чётким прицелом»,

 

Как бежали мы все Будулая кормить,

 

Было всё здорово в целом.

 

 

 

 

Как решили девчонки меня утопить –

 

Буду помнить я вечно,

 

Как хотелось хорошей водички попить –

 

Буду помнить, конечно.

 

 

 

 

Не раз ругали Генерала

 

И обвиняли Короля:

 

На ипподроме сёдел мало,

 

Обшарпаны они все донельзя.

 

 

 

 

А если вспомнить Галю с Катей –

 

То это целое кино!

 

Какой чудной у нас характер –

 

Мы это поняли давно.

 

 

 

 

Мы речку Ею помнить будем

 

С её «лечебнейшей» водой;

 

Как обирали вишни людям,

 

И как хотелось нам домой.

 

 

 

 

Как Лида с Леной пели песни,

 

Девчатам не давая спать,

 

Как радость, грусть делили вместе,

 

Усевшись ночью на кровать.

 

 

 

 

Приехал к нам Архимандрит

 

С длиннющей чёрной бородою.

 

Он каждый день нам говорил

 

Про слово «блин» - оно плохое!

 

 

 

 

Мы будем помнить цифру «6» -

 

Палату нашу шумную,

 

И как хотелось нам поесть

 

В ту ночь безлунную.

 

 

 

 

Как чай девчонки заварили,

 

На пол усевшися рядком,

 

Как Маринолу обварили

 

Крутым, отменным кипятком.

 

 

 

 

Мы будем помнить про Оно –

 

Любимое создание,

 

Как шло, шатаяся, домой

 

После поездки у Ростов.

 

Над ним смеялись мы порой

 

И говорили «Без мозгов».

 

 

 

 

С «Хохотушками» под вечер

 

«Эскадрон» пришёл играть.

 

Интереснейшая встреча!

 

Но -

 

Не умеют они, как Марина, хромать!

 

 

 

 

Я буду помнить Воронка

 

(На нём карьером мчалась),

 

Но от моих потом штанов

 

Резинка лишь осталась.

 

 

 

 

Я буду помнить Воронка –

 

хорошую лошадку!

 

Не досчиталась позвонка

 

И печень – всмятку.

 

 

 

 

Как с Ольгой мы влюбились в Димку,

 

Страдали, ревностью полны.

 

Ах, этот Димка-невидимка –

 

Дороже он любой казны.

 

Как в душ гурьбою мы бежали,

 

На ипподроме побывав,

 

И как к стене все примерзали –

 

Что значит, в душе побывать!

 

 

 

 

Ну вот и всё о нашей жизни.

 

Я – не поэт, а стихоплёт.

 

Но кто из нас побыл в Крыловской,

 

Меня, конечно же, поймёт!

Август 1991 г.

 

Марина Малынова, г. Тула.

 

Нас лодка лёгкая несла,

 

По речке Ее проплывали,

 

И взмахом белого весла

 

Мы в клочья «кайфик» разбивали.

 

 

 

 

Тут Оно выплыл из бамбука,

 

В меня метая Купидона стрелы…

 

По что такая выпадает мука?

 

По что всё это я терпела?

04 сентября 1991 г

 

Прогулка верхом.

Ольга Крыгина, г.Донецк.

 

Рыжий, маленький и ладный

 

Сын «араба» Снегопад

 

С белыми, как снег, ногами,

 

Моему приходу рад.

 

 

 

 

Но для виду он буянит,

 

На дыбы стаёт и ржёт,

 

И сердца кобыльи ранит,

 

Когда их к себе зовёт.

 

 

 

 

Не даёт надеть уздечку,

 

Гривой длинною трясёт…

 

Нет, красавчик мой сердечный,

 

Этот «номер»  не пройдёт!

 

 

 

 

Вот конь взнуздан и осёдлан.

 

Ногу – в стремя, и – вперёд!

 

Но он вовсе не покорен,

 

Он «свечит», копытом бьёт!

 

 

 

 

Раз попытка, два и три…

 

Не залезть в седло никак!
Жеребец сей миг – в дыбы,

 

Словно я – заклятый враг.

 

 

 

 

Да, боролись мы на славу!

 

С нас три пота уж сошло.

 

На коня нашла управу

 

И запрыгнула в седло.

 

 

 

 

Снегопад сейчас же взвился,

 

Прянул птицею вперёд,

 

Как пружина, распрямился

 

И – намётом от ворот!

 

 

 

 

Жеребец, как дьявол грозный,

 

Рыжей молнией летит,

 

Оставляя сзади вёрсты,

 

Ветра свист и стук копыт.

 

 

 

 

Вот она, моя награда:

 

Всё быстрей и веселей

 

Бег летящий Снегопада

 

По цветным коврам полей!

 

 

 

 

«Бесконечная дорога

 

Убегает лентой вдаль…»

 

Милый, ну ещё немного!

 

Прочь с пути, беда-печаль!

 

 

 

 

Шагом… Тише, дорогой…

 

Ты весь в мыле, милый мой.

 

Пошагай, и отдышись,

 

И с полями не борись.

 

 

 

 

Но горячий Снегопад

 

Не желает отдыхать.

 

Как и я, простору рад,

 

Порывается скакать.

 

 

 

 

Еду рысью. Словно лебедь,

 

Изогнув крутую шею,

 

Хвост по ветру распустив,

 

Жеребец мой так красив!

 

 

 

 

И «водилы» на шоссе

 

Чуть столбы не посшибали,

 

Когда мы во всей красе

 

Рядом с ними проезжали.

 

 

 

 

И сигналили машины

 

Красоте – коню и мне.

 

Не забыть сией картины!

 

Я одна здесь – на коне!

 

 

 

 

Вновь - галоп. И злые метры

 

Понеслись за нами вслед,

 

И степной свободы ветры,

 

А затем – весь белый свет!

 

 

 

 

Но - увы! – устало дышит

 

Конь прекрасный подо мной.

 

Словно печка, жаром пышет.

 

Отдохни-ка, рыжий мой.

 

 

 

 

Лошадь фыркает, вздыхает,

 

Отбиваясь от слепней.

 

Я расслабилась, вдыхаю

 

Сладость запахов с полей…

 

 

 

 

Что такое?! Жеребец,

 

Неужель тебе – конец?!

 

 

 

Снегопад на землю пал…

 

Так меня с седла он снял!

 

 

Тут же вновь вскочил. Хитрец

 

Долгогривый жеребец!

 

 

 

 

И опять пошло по новой:

 

Я – в седло, а он – в «свечу».

 

Он к борьбе всегда готовый,

 

Знает ведь, чего хочу.

 

 

 

 

Знает он и то, наглец,

 

Что придёт мне здесь конец.

 

Помощь ждать ведь неоткуда.

 

Если сяду – будет чудо.

 

 

 

 

…Солнышко сверху мозги мои плавит,

 

Коник горячий задом кидает,

 

Гравий шуршит, и копыта стучат,

 

И бесполезно кому-то кричать…

 

 

 

 

…Говорил вам кто, ответьте –

 

«Нет у нас чудес на свете»?

 

Ни за что ему не верьте!

 

Я – в седле! И жаркий ветер

 

 

 

 

Захлестнул опять меня.

 

Быстр и лёгок бег коня.

 

Вот теперь – домой! Пора!

 

Как свалилась с плеч гора.

 

 

Снегопад спешит-стремится

 

Поскорее к кобылицам.

 

 

 

 

И куда бы жизнь моя

 

Ни забросила меня,

 

Никогда я не забуду

 

Эту сказку, это чудо:

 

 

 

 

Жар, как в пламени огня,

 

И в том пекле – воздух, ветер,

 

Бешеный галоп коня…

 

Никого в тот миг на свете

 

Нет счастливее меня!

3-10 сентября 1991 г.

 

Дина Андреева, г. Тула.

Дина, взяв несколько цитат из стихотворения Маринки Минаевой, удобоваримо «причесала» шероховатости и добавила своего искромётного юмора.

Маленькие дети!

 

Ни за что на свете

 

Упаси вас, Боже,

 

В конкурсы писать!

 

 

Мы все разъехались сейчас,

 

И каждый дома кашу ест;

 

Давайте вспомним всё тотчас,

 

Что вспоминать не надоест.

 

 

 

 

Нас школа скоро в гости ждёт,

 

И с дач все урожай таскают,

 

Но сердце в пятки упадёт

 

От слов «станица Крыловская».

 

 

 

 

Я вам торжественно клянусь

 

И обещанье дам одно:

 

Я буду помнить наизусть,

 

Что ниже перечислено!

 

 

 

 

Как ночью спали на полу,

 

Укрывшись наволочкой целой (!),

 

Как простынь спёр Архимандрит

 

У господина офицера.

 

 

 

 

Как пили сок конспиративно

 

Из банки под кроватью Кати,

 

И как в столовой нас кормили,

 

Как заключённых в Бухенвальде.

 

 

 

 

Как мы от жажды умирали –

 

Я не забуду никогда,

 

Из глаз как слёзы выступали

 

При слове «чистая вода».

 

 

 

 

Как шли пешком мы до станицы,

 

Когда автобус не пришёл;

 

Сгорели все носы и лица,

 

Но, в общем, было хорошо.

 

 

 

 

Как абрикосы воровали

 

(Иначе нечего нам есть),

 

Под окна косточки плевали,

 

Живя надеждой: «Саду – цвесть!»

 

 

 

 

Как Лена с Лидой пели песни,

 

Девчатам не давая спать.

 

Как радость, грусть делили вместе,

 

Усевшись ночью на кровать.

 

 

 

 

Как дружно плёнки заряжали,

 

Товарища ценя совет,

 

Но «полуночники», пришедши,

 

По-наглому включали свет.

 

 

 

 

Как чай девчата заварили,

 

На пол усевшися рядком,

 

Как Маринолу обварили

 

Крутым, отменным кипятком.

 

 

 

 

Как стёкла били головами,

 

Оно кормили как арбузом,

 

Как недовольны были нами

 

Колхозники за кукурузу.

 

 

 

 

Как в речке Ее «кайф» ловили,
Визжали как вокруг буйка,

 

Как на скрипучей лодке плыли,

 

Всю ночь боялися жука.

 

 

 

 

Как друг друга топили,

 

Как ловили корыто…

 

Да! Никто не забыт,

 

И ничто не забыто!

 

 

 

 

Мы будем помнить цифру «6» -

 

Палату нашу шумную,

 

И как хотелось пить и есть

 

Всем нам в ту ночь безлунную.

 

 

 

 

Как Хлыську с Дыркой прикормили –

 

Коней хотели воспитать.

 

Но кошки пакость учинили

 

Прям к Ленке с Лидкой под кровать.

 

 

 

 

На стуле как тренировались

 

По наущенью Генерала

 

Как нам уздечки не досталось

 

(И сёдел тоже было мало).

 

 

 

 

Как мы на маточной катались,

 

Как мчались в душ, едва вернувшись,

 

Как с пионерами ругались,

 

Как спал Оно, в овсе свернувшись.

 

 

 

 

Как грозный Тюбик приходил:

 

Он нам преподавал морали,

 

И ныл весь день Архимандрит,

 

Чтоб слова «блин» не называли.

 

 

 

 

Мы будем помнить Воронка

 

(Маринка с ним по полю мчалась,

 

Но от её штанов потом

 

Одна резинка лишь осталась).

 

 

 

 

Мы будем помнить Воронка –

 

Хорошую лошадку!

 

Нет у Маринки позвонка

 

И печень стала всмятку.

 

 

 

 

О наших лошадях других

 

Мы тоже вряд ли позабудем,

 

И прочитаем этот стих

 

Для поученья добрым людям.

 

 

 

 

С «Хохотунчиком» под вечер

 

«Эскадрон» пришёл играть.

 

Интереснейшая встреча,

 

Но никто из них, конечно,

 

Как солдат больной и старый,

 

Не умел хромать.

 

 

 

 

Там нас к искусству приобщали

 

(За десять дней – одно кино).

 

Частенько свет нам выключали,

 

И было нам дышать темно.

 

 

 

 

Ещё мы вечно помнить будем

 

О том, как маленький Андрей

 

В леваде серую кобылу

 

Ловил… Но насмешил людей.

 

 

 

 

Как мы в соломе кувыркались

 

И сельску местность наблюдали.

 

Потом ругались и плевались:

 

Нам ноги точно кошки драли.

 

 

 

 

Как мы в Ростове побывали,

 

Как было много там забот,

 

И как хотел жокеев сделать

 

Из нас товарищ Верховод.

 

 

 

 

Да! Будем помнить мы всё это,

 

И не забудем ничего.

 

Пусть повторится это лето,

 

Хоть страшно вспомнить нам его!

Сентябрь 1991 г.

 

Про Дозу.

Инга Лежнёва, пос. Лоухи Карельской АССР.

 

Доза милая моя –

 

Снится чёлка мне твоя,

 

Дула как ты на меня

 

И кусала как тогда.

 

 

 

 

Я седлала в первый раз.

 

Гордо чистила тебя,

 

Не сводя с уздечки глаз,

 

Щёку гладила, любя.

 

 

 

 

В ноздри дула и, смеясь,

 

Обнимала шею рыжую.

 

И, тобой всегда гордясь,

 

Как тогда, сейчас всё вижу я:

 

 

 

 

Широкую спину такую,

 

Глаза большие и добрые,

 

Умную морду такую,

 

И лишь аллюры скромные…

Октябрь 1991 г

 

Инга Лежнёва, пос. Лоухи Карельской АССР

 

Ну вот и всё…

 

Прощай, мой конь!

 

Прощай, моя отрада!

 

С тобою вечерами вместе быть

 

Была я очень рада.

 

 

 

 

Как было хорошо вдвоём:

 

Вечерний свежий ветер вместе мы любили,

 

И звёздочки, как свечки, нам светили.

 

Чёлку лёгкую твою развевал тот ветер…

 

Он прощальную шептал в тот последний вечер.

 

 

 

 

В утро то обычное я пришла к тебе,

 

В последний раз погладила по тугой щеке…

 

Слёзы тихо капали на руку мою,

 

И шептала тихо я: «Как тебя люблю!»

 

 

 

 

Но, слёз не унимая, снова я шептала:

 

«Ты прощай, прощай, мой милый друг,

 

Любимый конь мой, мой Бунчук!..»

 

 

 

 

Вот и всё…

 

Меня увёз автобус.

 

А сейчас сижу, кручу я глобус

 

И на нём ищу станицу Крыловскую.

 

А, найдя, опять смотрю-тоскую…

 

 

 

 

Не могу забыть коня –

 

Я на нём каталась без седла.

 

Вновь во сне приходит он,

 

Машет мне своим хвостом.

 

 

 

 

На него сажусь я снова…

 

Просыпаюсь – это сон!

 

Это сон. Но наяву

 

Не забуду я коня,

 

Чья спина была тепла!

Октябрь 1991 г.

 

Про Боя.

Мария Ливанова, г. Москва.

 

Миленький мой Бой,

 

Жеребец гнедой,

 

Я на тебе скачу

 

Без седла – куда хочу.

 

 

 

 

Милый, милый Бой,

 

Хвост твой вороной

 

Шёлком развевается,

 

За кусты цепляется.

 

 

 

 

Ты, Боёк, меня неси

 

И в галопе, и в рыси,

 

Только ты, красавец мой,

 

Привези меня домой!

Зима 1991 г.

 

Оле Крыгиной на память.

Юрий Краснощёков, г. Москва.

Юрий Краснощёков – единственный из нас профессиональный литератор и поэт. И это чувствуется.

 

Память, память, давай смелее...

 

Сколько лет это было назад?

 

Я увидел её возле Еи.

 

Губы пухлые. С вызовом взгляд.

 

 

 

 

Тёплый вечер. И в иле раки.

 

Неказистый уютен барак.

 

Почему же так хочется плакать?

 

И не плачется вовсе, никак.

 

 

 

 

Солнце вечера луг золотило...

 

Вот он - наших свобод произвол,

 

И чего нам тогда не хватило?

 

Кто меня от тебя отвёл?

 

 

 

 

У конюшни, у речки, в поле...

 

Сколько лет это было назад?

 

Дорогая, хорошая Оля...

 

И в чулочках твой конь - Снегопад...

25 ноября 2003 г.

 

Ольга Крыгина

 

(уже к этому времени – Дмитрук), г. Донецк.

Когда сочинила эту песню – не помню. Но раньше, чем Юрий Васильевич Краснощёков. И хотя в хронологическом порядке эта песня-стихотворение должна располагаться ранее, считаю, что цикл стихов о Крыловской лучше закончить ею.

 

Там вдали, за рекой слышен топот копыт,

 

В небе жаркое солнце вставало.

 

По-над ширью полей пыль клубами летит –

 

Это наша орда проскакала.

 

 

 

 

Мы к вам ехали долго по нашей стране,

 

По широкой украинской степи,

 

Чтобы здесь проскакать на горячем коне

 

И запомнить просторы вот эти.

 

 

 

 

Мы без страха садились на всех скакунов,

 

Воровали початки на поле.

 

Были ночи полны удивительных снов,

 

Здесь ведь – лошади, воздух и воля!

 

 

 

 

Никогда не забудем мы наш «Колосок»

 

И чудесных ребят-пионеров.

 

Как прекрасно в седле, когда ты – без сапог:

 

С неба жарит, как в пекле, наверно.

 

 

 

 

Если вы вдруг упали к ногам Воронка,

 

А копыто не смяло вас всмятку,

 

И автобус пришёл так, как надо – час в час,

 

Значит, будет всё в полном порядке!

 

 

 

 

Ждут нас ужин и корпус, до боли родной,

 

Поджимают минутки для душа,

 

КВН, Генерал, Лазаревич, Король…

 

Мы считали, что может быть лучше.

 

 

 

 

До сих пор слышим ржанье станичных коней…

 

Ах, родные! Вы нам подарили

 

Ночи звёздных огней, ветер вольных степей –

 

Неужели б мы это забыли?!

 

Если кто-то из участников имеет что ещё добавить – милости прошу! Пишите – продолжим!