IBI VICTORIA UBI CONCORDIA (лат) -

победа там, где согласие

Судовой журнал "Мистраля"

о Первом походе вдоль всей морской границы Украины на разборных надувных туристских парусных катамаранах

Текст: О.Дмитрук под ред. И.Крыгина.

Фото: Ю.Протасов, С.Дудник, В.Ульянов, М.Дмитрук.

 

Пиар-фильм о походе  

 Сериал о походе  

 Телерепортажи 

Глава 1. Подготовка 

 Глава 2. Ад продолжается 

 Глава 3. Жемчужина у моря 

 Глава 4. Затока 

 Глава 5. Заколдованный "MOL" 

 Глава 6. Рыбаковка 

 Глава 7. Березань 

 Глава 8. Кинбурнская коса 

 Глава 9. Тендра

 Глава 10. Железный Порт - остров Джарылгач

 Глава 11. Крымский сюрприз 

 Глава 12. Первый сильный ветер 

 Глава 13. Черноморское - Тарханкутский маяк 

 Глава 14. Тарханкут - Мирный 

 Глава 15. Николаевка 

 Глава 16. Орловский шторм и экскурс в Севастополь 

 Глава 17. Военные учения, Яшмовый пляж и балаклавские кошки 

 Глава 18. Закрытая зона

 Глава 19. Кацивели - Ялта - Гурзуф - Аюдаг 

 Глава 20. "Артек" и Алушта 

 Глава 21. Рыбачье. Испытание прибоем 

 Глава 22. Дельфиний эскорт 

 Глава 23. Меганом: штормовые страсти 

 Глава 24. Лисья бухта

 

 

Глава 25. Карадаг - Коктебель - Киик-Атлама

27 июля

Преградой волнам и ветрам
Стена размытого вулкана
,
Как воздымающийся храм
Встаёт из сизого тумана.

И над живыми зеркалами
Возникнет тёмная гора,
Как разметавшееся пламя
Окаменелого костра.

М. Волошин.

В 4-30 утра Юрик, как самый бегученький жаворонок, отправляется к «Космосу» - помочь отчалить. Ветер немного стих, не более 8 м/с. Вполне можно продолжать маршрут. Поскольку Бакулину предстояло ещё преодолеть против ветра пару километров, чтоб выйти на траверз Чалки, то мы можем спокойно дождаться возвращения Юры по суше. А пока неторопливо упаковываемся.

Занимается рассвет над Карадагом

Из-за мыса Киик-Атлама выходит солнце

"Трикстер" готовится в путь

Когда «Космос» миновал по морю траверз нашей стоянки, выходим и мы. На «Трикстере» по-прежнему Влад и Юра, на «Космосе» - Саша и Серёжа, а на «Мистрале» - снова перемены. Место уехавшего Андрея занял Олег. Должен же быть на борту хотя бы один мужик, разбирающийся в моторах? Ждать, пока научится Миша, некогда. Мне, конечно, как-то неуютно от осознания, что из туристов-парусников у меня на корабле лишь я сама. А остальные, считай, зелёные новички. И море неспокойно, волнение продолжается.

"Мистраль" - белый лоскуток на фоне величественного Карадага

Море ещё волнуется и ветер достаточно силён

Ветер с Карадага, встречный, быстро усиливается, поднимает выше волну. «Мистраль» снова под рифами. Но всё равно, не проходит и часа с момента выхода, как на траверзе Курортного не выдерживает ветровой и волновой нагрузки второй ржавый трос – лопается теперь уже правая растяжка баллера. Опять мы остаёмся без руля!

По рации сообщаю Владу о поломке. Олег заводит мотор, и мы не спеша возвращаемся назад. Только теперь не в Чалку, а в Лисью. «Трикстер» не оставляет нас одних и устремляется следом. Понятное дело. Кто же будет ремонтировать руль – я, Аня, Миша или впервые познакомившийся с катамаранами Олег? Кроме Влада, довериться некому. Андрюха-то уехал. На полных парусах «Трикстер» быстрее нас достигает берега и выбирает место для высадки. «Космос» продолжает идти по генеральному курсу. Ладно, догоним.

Ремонт руля "Мистраля" в Лисьей бухте

Обнажённые натуристы с любопытством обступают наши катамараны. Кто-то кутается в наспех наброшенные накидки, а кто-то совсем не комплексует. Олегу даже нравится, что так много голой женской натуры. Но признаётся, что из-за доступности перестаёт работать фантазия и любование женскими прелестями становится сродни любованием цветами. Никакой эротики. А Анечка – в шоке. Мужики, бесцеремонно покачивающие причиндалами, кажутся ей нахалами, которые целенаправленно приходят смущать её нежную женскую психику. А я просто не обращаю на это внимания. Животные ведь не стесняются своего тела…

И тут разыгрывается скандал. Конечно, это слишком громко сказано, но факт остаётся фактом: трения в коллективе. Выясняется, что за прошедший час, пока лодки шли от Чалки в Лисью, волной смыло с борта «Трикстера» Олеговы профессиональные ласты. Как водится, стали анализировать и искать виноватых. В итоге виновными чувствовали себя все, кроме Юрика.

Я виновата в том, что отправила ласты на «Трикстер». Хотелось, видите ли, хоть чем-то разгрузить многострадальный «Мистраль». А на «Трикстер» можно отправлять только вещи, не боящиеся затопления. Таких, к сожалению, очень мало: вода, посуда да овощи. К тому же, «Мистралю» всё равно приходится переть некоторый запас воды – на случай форс-мажора.

Олег виноват, что послушался капитана и расстался со своими вещами.

Влад виноват, что не проконтролировал, привязал ли Юрик ласты к раме.

А Юра, который, видите ли, «задумался» и забыл принайтовить ласты, считал, что во всём виноваты только капитаны. Согласна я с ним в этом вопросе лишь в одном: капитаны виновны в том, что берут на борт матросов, за которыми надо сопли вытирать! Но об этом я уже писала в главе о Затоке. Интересно было бы узнать: на больших кораблях капитан тоже самолично проверяет каждый винтик? Или для этого есть отдельный ответственный человек? Капитан, опять же, самолично проверяет, как закреплён груз? Или для этого есть специально обученные и отвечающие за процесс люди?

Но кто бы ни был виноват, Олег лишился дорогих ласт. И дело не только в цене. Но ещё и в своевременности – «ложка дорога к обеду». Человек поехал на море с ластами понырять. Теперь этой возможности он лишён на бОльшую часть похода. Кстати, в упаковке с ластами находилась и маска. Тоже профессиональная и дорогая. И кто теперь будет возмещать Олегу ущерб? И надо ли? Тут уж как кому подскажет совесть.

По возвращении в Донецк мы с Владом восстановили Олегу пропажу. Таким образом, взяв на себя ответственность и разделив её только друг с другом. Потому что эти деньги мы могли бы оставить для собственных нужд. А Юрик не пожелал присоединиться к процессу. Он ни копейки не выделил на приобретение ласт, к утрате которых тоже приложил руку.

Но продолжу о походе. Здесь же, в Лисьей, причалила вчера «Наяда». Её экипаж, пускай и не поголовно, но тоже не заморачивается условностями и, в чём мать родила, подходит помочь. Но Влад с Олегом и Мишей великолепно справляются и сами. Юрик, как обычно, умчался кого-то или что-то фоткать. А мы «на дорожку» решаем прогуляться в Долину Чёрных Черепашек. Это деликатное прозвище получило ущелье между горами, куда товарищи натуристы относят то, что не переварили в своих кишках. Да-а, сапёрные лопатки очень бы не повредили Лисьей бухте…

Отремонтировав руль «Мистраля», тепло прощаемся с «наядцами» и отчаливаем. Держим путь на Карадаг.

Кара́-Да́г— горно-вулканический массив на территорииФеодосийского горсовета Крыма, на берегуЧёрного моря. Максимальная высота— 577 м (гораСвятая). НазваниеКара-Дагпереводится стурецкогоикрымскотатарского языков на русский как «чёрная гора».

 

В 1914 г на Кара-Даге московским ученым-невропатологом, доктором медицины Терентием Вяземским была открыта природнаябиологическая станция. В дальнейшем, в1979 году, на её базе был созданКарадагский государственный заповедник (площадь 2874,2 га), включающий территорию горного массива и прилегающую морскую акваторию (809 га).

 

Современный ландшафт Карадага – это результат трех могучих сил: вулканической деятельности среднеюрского времени, последующих горообразовательных процессов в эпоху плиоцена и процессов выветривания горных пород, действующих в наши дни.

 

Карадагский массив является одним из самых примечательных и живописных мест Крыма. По красоте и оригинальности форм рельефа этот горный массив не уступает самым замечательным местам земного шара.

 

Очарование Карадага заключается в неповторимых сменяющихся пейзажах. Один другого величественнее, на каждом шагу самые неожиданные сочетания творений природы. Дань восхищения этому самобытному уголку крымской земли отдавали не только ученые, но и поэты, писатели, художники. Однако, чтобы в полной мере оценить красоту и величие Карадага, нужно увидеть все его прелести своими глазами. Это можно осуществить только путешествуя по периферии данного крымского заповедника, или морем – вдоль его берегов.

 

Сегодня Карадагская биостанция является филиалом севастопольского Института биологии южных морей. Основная специализация станции — исследование морской фауны.

Причудливые очертания каменных глыб на Карадаге

Вокруг Карадага постоянно патрулируют сторожевые катера. Также много прогулочных катеров. Я не помню, на каком расстоянии следует держаться от берегов заповедной горы, и потому стараюсь особо не приближаться.

Ветер постепенно слабеет, по-прежнему идём курсом бейдевинд. Но рифы на "Мистрале" не снимаю - лень, да и незачем. Держимся же в группе - и ладно. Миша находится в приподнятом настроении. Ему всё нравится – и волшебный Кара-Даг, и море, и ветер, и скорость корабля, и волны. Ларчик открывается просто: сегодня Михаил покидает нашу экспедицию. Маша взяла ему билет на вечерний поезд Симферополь – Донецк. Добраться до Симферополя Мишка сможет из любой точки Крыма.

Сама Маша уже находится в Симферополе и спрашивает, в какой населённый пункт ей ехать, чтоб встретиться с нами. Поскольку в наших планах сегодня – мыс Киик-Атлама, то советуем отправляться в пгт Орджоникидзе. Но внезапно поступает сообщение от Бакулина: «Космос» опять получил повреждение баллерной коробки, и они идут в Коктебель чиниться. Естественно, мы тут же переигрываем свои планы и велим Маше брать билеты на автобус до Коктебеля.

Огибаем Кара-Даг. Влад идёт чуть впереди нас, Бакулин – уже причалил у самого основания горы, на территории заповедника. Идём туда же, чтоб стать всем рядышком. Ветер дует с берега, из Коктебельского залива. Прижимает нас к горному массиву. Возбуждённый предстоящей свободой, Миша ёрзает по палубе, а спасжилет, который из-за жары находится под его задницей, грозит вот-вот вылететь за борт. Поскольку о необходимости привязывания ЛЮБОЙ вещи на палубе было сказано неоднократно, рявкаю на него уже очень жёстко:

- Да пристегни спасжилет к раме!

Миша, естественно, пытается что-то возражать, типа, всё под контролем. Разразиться гневными криками мне не даёт подлетевший на всех парах патрульный катер. Охранник в нём аж брызжет слюной от ярости:

- Какого… вы нарушили запретную зону?!! Штрафа захотелось?!! А может, и ареста на судно?!!

Мы и не заметили, как, выдавливаемые встречным ветром, нарушили ничем не обозначенную запретную зону. Поспешно меняем галс, уходя в море. Во время поворота, как и ожидалось, Миша сталкивает за борт так и не привязанный спасжилет. Конечно, надо было дать команду Олегу прыгнуть в воду за жилетом. Тогда был бы повод вернуться за спасаемым человеком. Но я сразу не сообразила. А катамаран стремительно отдалялся от яркой жёлто-голубой точки на воде.

Выпавший за борт спас заметила только я – остальные смотрели вперёд и занимались переводом стакселя с борта на борт. Так что не вернувшийся спасик – полностью моя вина. Слишком уж не хотелось мне повторной встречи с патрульным катером. Хотя если бы спасик был принайтовлен, как положено, ничего бы не случилось. Что ж, будет Миша должен – пускай покупает новый. Чтоб неповадно было перечить капитану. Тем более, после свежей истории с утонувшими ластами.

Заходим в Коктебельскую бухту

Приближение к Карадагу настрого запрещено

А тут и новая неприятность: нас не пускают егеря к «Космосу». Мы уже к самому берегу подходим, а товарищи в камуфляжах машут руками: убирайтесь! Саня по телефону объясняет: говорят, у него – форс-мажор, а мы – целы, так что должны искать другое пристанище.

Влад высмотрел на восточной окраине Коктебеля вроде бы дикий пляжик. Направляемся туда. Но ветер в Коктебельском заливе оказывается весьма коварным и крутит в разных направлениях. Чтоб выйти на примеченную точку, приходится буквально подкрадываться к ней, закладывая бесчисленные галсы. «Мистраль» идёт несколько впереди, «Трикстер» поотстал.

Командор в развевающемся бурнусе бороздит пространство Коктебельской бухты

В акватории прогуливается ещё один надувной парусный катамаран фирмы «Ducky». Он приближается к нам. На борту – четверо суровых загорелых мужичков. «Дак» садится нам на хвост. Мужики молчат, загадочно и неотвязно преследуя «Мистраль». Меня подмывает спросить, чего им надо. Но как-то стесняюсь начинать разговор первой. Тем более, что они как-то очень уж странно себя ведут – молчат и преследуют.

Как впоследствии выясняется, мужики точно так же думали о нас. Они очень заинтересовались нами и хотели познакомиться. Но никак не могли догнать. И ещё их смущали наши непонятные манёвры на галсах. Никак они не могли догадаться, что так мы идём к берегу. А поскольку мы молчали, то и они не начинали беседу первыми, удивляясь нашему загадочному поведению. Вот уж – смех и грех!

Наконец, к полудню добираемся до берега. Высаживаемся. «Трикстер» и «Дак» - следом. Тут мужики знакомятся и находят общий язык. Оказывается, они хотели пригласить нас к себе на стоянку, да не сумели догнать. У них тут целая организация по прокату водного инвентаря, в том числе и парусных надувнушек. Но стоянка находится в самом сердце Коктебельского пляжа, а нам уже лень туда тащиться. Зато там есть электричество, вода и еда. И это – единственное место в этой части Крыма, где можно совершенно законно причаливать нашим парусным катамаранам.

Дикий пляж в восточной части Коктебеля

Первым делом следует идти на вокзал – встречать Машу, провожать Мишу. Если он опоздает в Симферополь – то опоздает и на поезд. Но отправить его раньше, чем встретим Машу – нельзя, поскольку билет на паровоз у неё на руках. А до вокзала телёпать по жаре минут сорок. Пока собираемся, у меня звонит телефон. Адвокат докладывает из Донецка о результатах судебного заседания по поводу взыскания алиментов с моего бывшего супруга. Решение суда поражает, как гром среди ясного неба. А позиция бывшего благоверного оскорбляет всё, что во мне ещё осталось женского. Настроение, естественно, портится настолько, что уже становится полностью безразличной смена экипажа. Счастье Мишки от того, что он покидает парусный коллектив, раздражает. Воспринимаю это, как предательство. Но не хочу на сына давить. Не нравится – ну и гуляй отседова!

Мишу, как любого отъезжающего, пытаемся нагрузить не нужными вещами. Как назло, после Андрюхи таковых нет (тот забрал с собой), а от можжевеловой дубины Миша отбрыкивается всеми силами. Вопит: «Это – статья за можжевельник! Дубину не возьму!» И, как следовало ожидать, уехав, мой отпрыск забыл забрать спальник. Так он и таскался с нами лишним хламом до Керчи.

Как назло, и Влад исчез – сиганул на борт «Дака» и отправился в гости к прокатчикам. Некому поплакаться в жилетку. Чимчикуем вдоль пляжей в центр – на вокзал, оставив на охране катамаранов Аню и Олега. Юрик, как и следовало ожидать, уже в свободном полёте где-то носится сам по себе. По пути тоже заскакиваем к прокатчикам, чтоб забрать Влада. Он там уже освоился, стал своим и вовсю пялится в экран ноутбука, рассматривая фото и видео с парусниками. На мои «наезды» отвечает, что звал меня с собой, да я не слышала (конечно, я в таком ауте находилась после звонка!). Попив холодной водички и немного поглядев на видео, уволакиваю Влада на вокзал. На прощание хлопцы приглашают нас осенью в совместный поход и дают визитку. И ещё выясняется, что они всякий раз летом наблюдают, как мимо проносятся группы парусных надувнушек, но никогда не успевают их догнать. Наверно, это ежегодная регата «Морское братство». Прокатчики горячо приглашают всех нас к себе в гости. Вот их координаты: +38-050-135-35-81 Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Коктебельские пляжи – шумное место. Толкучка. Жара. Пляжники вперемешку – нудисты со стеснительными. И ладно бы было что красивое и здоровое предъявить миру, а то зачастую такие противные телеса валяются на солнце… Фу!

По асфальтовым раскалённым дорогам добираемся до вокзала. Встречаем бледную после Самары Машу. Отправляем просто улетающего от восторга Мишу. Он успевает приехать в Симферополь буквально за 10 минут до отхода поезда. Но крепкое здоровье, быстрые ноги, не самая плохая соображалка и горячее желание уехать позволяют ему сориентироваться и добежать, куда надо. Наутро он уже дома, в Донецке. Рад, что вернулся. Походом доволен. А уже вечером скажет бабушке: «Какой я дурак, что так рано уехал!..»

Звонит Бакулин: снова отыскал аргоновую сварку и починил руль. Отправляется дальше по маршруту, потому что егеря стоят над душой и требуют уходить. Интересно - какие-то маленькие пгт в Крыму оснащены аргоновой сваркой гораздо лучше промышленного мегаполиса. Может, из-за обилия мелкого металлического флота?

На обратном пути с вокзала, хоть и торопимся, но не можем устоять, чтоб не приобрести холодного кваса и чебуреков. Подкрепившись, окунаемся в воду возле катамаранов и отчаливаем вслед за «Космосом». К слову, место, где мы стали в Коктебеле – довольно гадкое. Берег – гладкая галька, море – неглубокое, сплошь каменистое с частым вкраплением больших каменюк, водоросли, глина… Ни понырять, ни понежиться.

Маша, конечно же, отправляется вместо Миши на «Мистраль». Так что Олег гордо топорщит свои казацкие усы: все бабы – его. Сколько есть в походе – все с ним, на «Мистрале». Ну и ладно, пусть гордится. Лишь бы не дал своим бабам утопнуть. Он, по-моему, с радостью готов выполнять всю мужскую работу на корабле – один за всех. А ничего другого ему и не остаётся.

Очередная встреча с "Наядой" в предхолмьях Орджоникидзе

Ветерок немного усиливается, переходит в боковой. Рифы на "Мистрале" я сняла ещё при отходе, но на галфвинде приходится смотать стаксель, чтоб пригасить скорость парусника и не вырываться вперёд из группы. Легко и быстро летим к Киик-Атламе. Хотя уже вечереет, но очень не хотелось бы ночевать в Коктебеле. Помимо гадкого пляжа, слишком много непонятных личностей бродит окрест. А маленький уютный каменистый пляжик на Киик-Атламе запомнился мне ещё с 2009 г, с регаты «Морское братство». Там стоит побывать. Чудное местечко!

«Космос» причалил в Орджоникидзе. Мы проходим мимо и сигнализируем, чтоб догонял. Саша присоединяется. Дружной эскадрой движемся к намеченной цели.

Сеанс радиосвязи

Черноморский краб

Бакулин - краболов. И крабоед, пока я не вижу. Поймал тут, в Орджоникидзе на пляже

Минуем, если не ошибаюсь, пос. Орджоникидзе

Эскадра направляется в море

Капитан Бакулин

Капитан Ульянов

"Трикстер" на фоне отколовшегося от Киик-Атламы острова Иван-Баба

Мыс Киик-Атлама

Чтобы попасть на искомый пляж, надо обогнуть остров Иван-Баба

Просто красиво

Видны все три мыса: на самом горизонте едва различим Меганом, мутно-серый ближе - Карадаг и на переднем плане - Киик-Атлама

- Капитан, земля!!!

"Космос", разбрасывая брызги, заходит за остров Иван-Баба

"Мистраль" стремится к финишу

Пляж "Лаваш" у подножия горы

Завернув за мыс, за островок Иван-Баба – отколовшийся от Киик-Атламы кусок скалы, попадаем в зону лёгких сумерек. Потому что клонящееся к закату солнце оказывается наполовину скрыто за гористым мысом. Зрительно замечаем небольшую бухточку, но навигатор упрямо ведёт левее, чуть не на самый кончик мыса. И лишь доверившись прибору и приблизившись, замечаю искомый пляжик. Он такой маленький, что с моря его и не заметишь, если не знаешь.

Направляю «Мистраль» туда. Поскольку я – единственный человек из присутствующих, кто здесь бывал, то остальные безропотно следуют за «Мистралем». На часах - половина шестого.

За три года ничего не изменилось. Те же камни, тот же склон горы, то же глубокое и безумно-тёплое, невероятно прозрачное море. Вот ещё один маленький рай на Земле – пляж «Лаваш».

Прибыли

Места маловато, но в тихую погоду - сойдёт

Очень красивое и уединённое место

Шпилька, как всегда, что-то вынюхивает

Трупный натюрморт - конечность дельфина и краб

Знаменитые сухари Юрика. Просушиваются. Можно подумать, что просушка им поможет :)

Вид на нашу стоянку с юга

Выволакиваем катамараны на берег. Олегу тяжелее всех, но на помощь бабскому батальону приходят все мужики. Палатки ставить лень всем, кроме Ани. Пока позволяет освещённость, на скорую руку готовим ужин. Прогуливаемся по доступным окрестностям. Маша просто зачарована этим местом.

Живописная южная часть пляжа

Она же с другого ракурса

Откуда ни снимай - всегда красиво!

И на камнях есть жизнь!

Маша чистит котёл

Сергей занимается фотоохотой

Бакланы

Жить на скалах - их судьба

Колонии бакланов

Редкий, хоть и нечёткий, кадр. Сова поймала добычу

Похоже, что жертвой стала тоже птица

Маяк

Мемориал. Позабыт-позаброшен

Но накатывающая темнота привносит свой колорит. Дойдя до странного каменного домика, сильно напоминающего туалет (в точно таком же виде он здесь стоял и три года назад) Маша, загадочно блестя глазами, советует:

- Я бы на твоём месте в тот туалет по темноте не ходила. Возле него обитает НЕЧТО. Страшное и непонятное, потому что невидимое. Или НЕКТО.

Странное каменное сооружение, напоминающее туалет

Меня и саму не тянет шляться ночью по склонам Киик-Атламы. Во-первых, огромного паука-аргиопу мы уже встретили при первом обследовании местности. А во-вторых, в 2009 г здесь кто-то или что-то ядовитое сильно укусило Шпильку. Она всё вылизывала заднюю ногу, потом собачку стало клонить в сон. Из лекарств у нас было что-то десенсибилизирующее да антитоксическое для печени. Дали Шпилёндре этих таблеток и стали молиться, чтоб всё прошло. К ночи у неё началось возбуждение с галлюцинациями: скакала по катамаранам и лаяла беспричинно в темноту. Наутро всё прошло. Но в памяти осталось. Повторения подобного ни на Шпильке, ни на ком-либо из своих спутников я не хотела. Так что воздержимся от ночных прогулок по диким местам. Утро вечера мудренее!

Дольчатая аргиопа (лат. Argiopelobata)

Все пауки аргиопы безвредны для человека. Они могут укусить в случае обороны, но сами никогда не нападут на крупных животных. Их укусы не рассматриваются в качестве серьезной опасности для людей. При этом яд А. lobata содержит полиаминовые токсины, которые в будущем могут применяться в качестве терапевтических лекарственных средств.

Если хорошенько приглядеться, то внизу, на маленьком пологом пляже, видны катамараны

Наша стоянка и бухта Двуякорная

Закат

Серёга совершает маленькую пакость - роняет нож на поплавок "Космоса". Нож, как и ожидалось, но не хотелось, вонзается вертикально и протыкает ткань. Серёга испуганно замирает:

- Мне - конец. Несколько дней назад я сломал Бакулину весло. А теперь поплавок продырявил. Он меня убьёт!

Сочувствуем Серёгиному горю, но помочь ничем не можем. Саша кряхтит, однако убить своего матроса не убивает. Распоряжается всё заклеить. Остаток вечера они этим занимаются.

Переход бухта Чалка - мыс Киик-Атлама (пляж "Лаваш") - 30,9 км, 6 ч чистого ходу, с остановками - 10 ч

Средняя скорость 5,15 км/ч

Коктебель N 44° 54’ 27,5 ’’ E 35° 21’ 50,3’’

Киик-Атлама (пляж "Лаваш") N 44° 57’ 18,0 ’’ E 35° 23’ 05,6’’

г.Феодосия 066-880-28-39, 066-440-40-92;          пост Коктебель 099-046-46-92, 050-809-37-58

Глава 26. Двуякорный - Чауда

Продолжение следует...

Если Вам понравилось то, что здесь написано, и вы хотите материально поддержать автора, то буду счастлива и признательна. Номер моей карты в Приват-банке       4405 8850 1839 5928      на имя Дмитрук Ольги Игоревны